Побои в семье – Побои в семье. Защищает ли закон?

Побои в семье. Защищает ли закон?

Почему закон о «декриминализации насилия» развязал руки семейным агрессорам и есть ли в России законные способы навсегда защитить себя и детей.

Прошел ровно год с того момента, как из каждого новостного «утюга» донеслось: отныне бить жену — не преступление! На самом деле закон, который назвали «декриминализацией домашнего насилия», был не совсем о том, но кто в наши дни читает дальше заголовка. За этот год мы узнали о множестве трагедий, произошедших «за стенами» семьи, вплоть до жестоких убийств, отрубания рук, истязаний.

По статистике МВД, за девять месяцев 2017 года полиция зарегистрировала 164 тысячи правонарушений по фактам нанесения побоев (это административное право), но только 7 тысяч случаев расследовались как преступления (а это уголовное право).

О том, что закон не достиг своей цели, сейчас говорят даже главы силовых ведомств. Так, в декабре 2017 года свое разочарование декриминализацией побоев выразил министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Оказалось, что суды по 116-й статье КоАП (о побоях) практически никогда не прибегают к самой суровой мере административного наказания — аресту. Предпочитают штрафовать. «Это не в полной мере отвечает целям наказания, — отметил Колокольцев. — Зачастую штраф не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку».

Сейчас, в феврале, схожую с МВД позицию выразил и глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин. По его мнению, декриминализация побоев усложнила ситуацию с домашним насилием. «Года полтора назад был внесен — хотя мы были против — закон о домашнем насилии, — напоминает Бастрыкин. Исключили, я так понял, эту тему из уголовного законодательства? Вот, мы уже пожинаем насилие».

Как изменилась ситуация с домашним насилием за этот год и что нужно, чтобы ее действительно повернуть к лучшему, мы попытались разобраться с людьми, для которых такие трагедии — часть ежедневной работы.

Не вздумай идти к ментам

Участковый полицейский и две уставшие женщины — представитель опеки и комиссии по делам несовершеннолетних — идут на свой обычный вызов. Соседи жалуются, что в одной из квартир постоянно плачет ребенок. Усталая молодая женщина открывает дверь.

— Друзья пустили на время пожить с ребенком, — у Елизаветы М. короткие волосы, круги под глазами и прописка на другом конце Москвы. На руках кудрявая годовалая девочка: при посторонних — не плачет, а только прижимается к маме. Комната в целом достойна фильма ужасов: обои в углу висят клочьями, часть старого паркета отвалилась и лежит кучкой, у стены ряд каких-то коробок… Диван есть, и то хорошо.

Муж Елизаветы, на 23 года старше нее, распускал руки. Если не в духе — берегись: от затрещины жена отлетала в другой угол. Когда стало понятно, что это не случайность, муж и вправду бьет и будет бить дальше, когда от очередного удара у Лизы появились синяки под глазами, затошнило и закружилась голова — она решилась бежать. У друзей оказалась временно ненужная комната, без ремонта, но хоть какая-то крыша над головой.

Обе чиновницы кивают, смотрят невесело, сочувствуют даже. И пишут акт о том, что ребенок содержится в ненадлежащих условиях. Предупреждение — матери. Один раз предупредят, два, а там обязаны ребенка забрать. Потому что в таких условиях девочке не жизнь — так гласят государственные нормативы.

— А куда нам деваться, — Елизавета тихо заплакала. — Работы нет, образования тоже, дочке до сада еще два года. Уходила — он вслед кричал: мол, не вздумай идти к ментам, они теперь в семейные дела не лезут.

В обывательском сознании — бить жен и детей разрешили

Год назад — 7 февраля 2017 года — вступил в силу закон «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (в части установления уголовной ответственности за побои)». Теперь домашнему дебоширу не грозит судимость — правда, только за первый зафиксированный факт избиения и только если не нанес домочадцам никакого вреда, кроме боли и унижения. Если имеются травмы или если избиения продолжаются — это по-прежнему сфера уголовной ответственности. Многие восприняли норму ровно так, как муж Елизаветы: государство разрешило!

— За этот год статистика показала, что уменьшилось количество людей, привлеченных к уголовной и административной ответственности за домашнее насилие, — рассказал «Правмиру» Андрей Изотов (фамилия по его просьбе изменена), сотрудник столичного ГУВД, ранее несколько лет работавший участковым. — Конкретных цифр пока нет, но вот, например, прокуратура города приводит цифры по всем возрастным категориям преступников. Налицо снижение, и одна из наиболее вероятных причин этого снижения — как раз декриминализация домашнего насилия. Дело в том, что статья 116 УК РФ, наказывающая за побои, одна из самых распространенных по числу возбуждаемых дел. Таких случаев на «земле» очень много, сотрудники их любят, потому что процент раскрытий огромный, «палки рубят» на них легко и с удовольствием. А теперь первичные побои в семьях не идут по уголовной статье, вот статистика и просела. Речь о сотнях случаев в год в одной только Москве.

— Что касается конкретных случаев — у нас за 2017 год уже было несколько смертей, — говорит Елена К., член комиссии по делам несовершеннолетних одного из московских районов. — Например, был труп женщины.

От чего умерла — неясно, но регулярно ходила в синяках, муж сильно избивал. Вполне возможно, что избил в какой-то момент до смерти. Хорошо, ребенка до этого успели забрать, он при этом не присутствовал. Да, как обычно, алкоголь и, как обычно, судимость в анамнезе.

Еще один случай. Отец, мать, двое детей. На сей раз он не уголовник, а ровно наоборот: полицейский. Бьет, регулярно. Сломал ребенку палец. Жене тоже, кажется, периодически достается. Что происходит, когда травмы детей уже невозможно не замечать и заводится дело — административное, конечно? Его, это дело, закрывают: дети сами, никто не виноват. Хотя и дети говорят, что папа побил, и их мать говорит на первом опросе то же самое.

Зато составляют другой протокол — по статье 5.35 КоАП: ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. На кого? Конечно же, на мать: не обеспечила, не повлияла и так далее.

— Из-за распространенной формулировки «декриминализация домашнего насилия» в обывательском сознании отложилось однозначно: разрешили бить жен и детей! — говорит Андрей Изотов. — В результате и заявлять никто не идет — на что заявлять, если наказания нет? Хотя наказание, конечно, есть, просто изменился его вид. А бить домашних от этого не стало более законным и моральным делом.

Фото: Craig Sunter/Flickr

Пошла в полицию — живи в страхе за детей

Заявлений в полицию по поводу домашнего насилия — действительно куда меньше, чем могло бы быть. «Женщины и дети, которых реально прессуют дома, не способны написать заявления — их воля парализована прессингом, — констатирует действующий участковый Северо-Западного округа Москвы. — Очень мало инструментов, которые бы занимались поиском таких людей. Детей в школах видят учителя, а взрослых женщин никто не отслеживает. Если и заметят, то всем наплевать».

А даже если воля и не парализована… Заявлять в полицию попросту боятся. Потому что у государства практически нет способов воздействовать на ситуацию «по-хорошему». Только наручники, только полиция. Мало кому хочется сразу все ломать, признается участковый.

Есть и еще одна проблема, пожалуй, даже более значительная.

«У нас при домашнем насилии женщина, если обращается за помощью, переходит в категорию “людей в трудной жизненной ситуации”, — отмечает Елена К. — И вся государственная машина, вместо того, чтобы ей помогать, обращается против нее. То есть пошла в полицию — живи в страхе не только перед мужем, но и перед опекой: того и гляди, отберут детей. И все по закону!»

Правда, и до закона о «декриминализации» было не слаще: первый же случай рукоприкладства мог сделать «пьющего-бьющего» мужа и отца — уголовником. А в российском обществе наличие судимости автоматически означает конец нормальной жизни и невозможность сколько-нибудь приличного трудоустройства. «Эта уголовно-правовая мера по своему характеру очень репрессивная, — комментирует Андрей Изотов. — Именно поэтому за первичный случай такого рода ответственность сделали административной. Дали шанс одуматься».

— Судимость, то есть реальные перспективы ее получить за первый же случай, может быть, останавливала бы насильников, — спорит с этой точкой зрения Елена К. — А сейчас за побои предполагается штраф. Откуда он будет выплачен — из семейного бюджета? — прекрасно! Он заплатит деньги, вернется домой — будет вести себя лучше? Смешно!

Поэтому, говорит специалист по работе с несовершеннолетними, жертвы домашнего насилия часто действительно не жалуются. Терпят до конца, иногда в буквальном смысле. Пока в живых не остается один, тот, кто избивал остальных. Жила, например, на юго-западе столицы семья: папа, мама, бабушка, двое детей. Папа бил всех — и никто никогда с заявлениями не обращался, и сделать поэтому ничего было невозможно. Потом мама и бабушка умерли — одна от болезни (хотя как знать, ведь в синяках все время ходила), другая от старости. Отец остался с детьми. Их отбирали дважды: один раз папа бросил пить и убедил, что ему можно доверять. А во второй раз — уже окончательно, когда он гонялся за детьми по дому с ножом. Старшему из детей было в тот момент 11 лет, и жизни без насилия в семье он просто не видел.

— После декриминализации побоев стало намного хуже, — отмечает Алена Попова, общественница, основатель фонда «Человеческий капитал» и сети взаимопомощи женщин W. — Без защиты — а штраф в размере пары неправильных парковок это не защита — остались женщины, дети и пожилые люди. То есть основные группы жертв насилия. За этот год мы получили убитых девчонок в городе Лебедянь; отрубленные руки Маргариты Грачевой, которая пыталась защититься от мужа при помощи полиции. Множество женщин не убиты, но сами вынужденно совершили убийство, обороняясь от насильника.

Фото: athensmagazine.gr

Запретите ему приближаться

Что же делать? Тысячи людей в тюрьмах — плохо, они же, но на свободе и с развязанными в отношении домочадцев руками — еще хуже. У тех, кто по роду службы постоянно сталкивается с подобными случаями, есть несколько предложений, которые повторяются из разговора в разговор.

Во-первых, жертве домашнего насилия, обычно это женщина, или ребенок, или оба вместе, нужно надежное убежище, где можно «переждать грозу». Сейчас такие убежища теоретически есть, но в Москве, например, чтобы в него попасть, женщине нужно оформить медкнижку, сдать множество анализов, флюорографию… и еще иметь московскую прописку! Основной задачи — дать убежище быстро и без формальностей, пока домашний насильник не продолжил свои «упражнения» на близких — такие учреждения не выполняют.

— Нам не хватает центров медиации, где можно было бы постараться при помощи психологов разрулить проблему, но при этом в полной безопасности, — предлагает Андрей Изотов. — К сожалению, у государства все методы довольно грубые, полицией и решетками мы мало что можем здесь сделать.

Второй элемент защиты от семейного насилия — так называемые охранные ордеры: за рубежом (например, в США) суд может вынести постановление о запрете одному гражданину приближаться к другому. Сам факт приближения уже составляет правонарушение, и по этому поводу можно вызвать полицию. Такие ордеры часто применяются как раз в случаях домашнего насилия — до выяснения всех обстоятельств ради безопасности пострадавших обидчику запрещается с ними контактировать.

— Я несколько раз пыталась добиться такого решения от отечественного суда, — рассказывает москвичка Яна Гончарова. — При том, что у меня было три документально зафиксированных случаев побоев от бывшего мужа, суд ничем не мог помочь мне: такой меры обеспечения в отечественном законодательстве просто нет.

Кроме того, если дело доходит до заявления, было бы справедливо, чтобы не женщина с ребенком вынуждены были бежать из дома куда придется (а муж-насильник оставался бы дома — по прописке), а наоборот: виновный удалялся бы из семьи.

Так, по крайней мере, жертвы насилия не будут наказаны дважды, говорит Елена К.

Четвертый пункт, который мог бы облегчить проблему в долгосрочном плане, стратегически — это государственные вложения в образование и профессиональную переподготовку для женщин, сидящих дома. Одно дело, когда у жены, которую бьет муж, имеется профессия — она может самостоятельно существовать, она материально независима. И совсем другое — когда несчастная (многие из страдающих от домашнего насилия женщин не имеют даже законченного среднего образования!) полностью зависит от мужа и свекрови. Еще несколько лет назад в Москве подобные программы были, но сейчас правительство города на них экономит: в центрах занятости говорят, что подобных программ нет и не предвидится.

А может, это она его лупила

Но возвращать уголовную ответственность за первичные побои в семье не стоит, уверен Андрей Изотов. «Побои вообще остаются статьей, которая, по-хорошему, уголовной не является, — поясняет криминалист. — Экспертизы там не проводится. В уголовном производстве пытаются доказать причинно-следственную связь: что не просто имели место побои, но они повлекли последствия. В случаях побоев, когда никаких следов не остается, экспертизы не проводится. Все голословно, все за закрытыми дверями, если есть свидетель, то один — а то и нет свидетеля вообще. Она написала заявление: “Он меня побил”. Сняла побои — например, следы синяков на руках. А может, это она его лупила, а он схватил за руки, чтобы она перестала? Но доктор фиксирует факт, и этого достаточно, чтобы привлечь к уголовной ответственности». К тому же существует и административный арест — он также способен вразумить и временно изолировать обидчика.

…Детский плач в квартире на пятом этаже прекратился так же внезапно, как начался. Елизавета, хрупкая женщина, в запущенной квартире друзей продержалась ровно месяц: два визита участкового и органов опеки показали, что разговоры об «отобрании» ребенка — не шутки. По всей вероятности, вернулась к мужу, больше ей было некуда. Пока о ней и дочке сотрудники опеки ничего не слышали. Впрочем, если бы случилось самое страшное, наверное, узнали бы. О трагедиях в подведомственной области специалистам всегда сообщают.

Алена Попова: «Бьемся за этот закон с 2012 года»

Алена Попова. Фото: fedpress.ru

Охранный ордер — единственный пока раз в истории отечественного правосудия — был недавно выдан Зюзинским судом столицы: в отсутствие предусмотренного процессуальными кодексами протокола судьи вынесли решение, запрещающее мужу, виновному в избиениях, приближаться к жене. Большинство судей не настолько отважны, и поскольку право в России не прецедентное, радикально улучшить ситуацию способен только новый закон о предотвращении домашнего насилия. Который, возможно, вскоре будет внесен в Госдуму.

— Первая новация закона — сам термин домашнего насилия, — рассказывает Алена Попова, один из авторов законопроекта. — Это позволит вывести из тени огромный массив преступлений. Масштабы его понятны из отчетов Росстата, согласно которым в России 16 миллионов жертв насилия. В то же время МВД говорит, что в 2015 году зарегистрировано 50 тысяч таких случаев.

Вторая важная новация законопроекта — тот самый охранный ордер. Запрет на приближение к человеку может быть выдан либо полицией — немедленно и до суда, либо судом — на любой срок и с правом продления. Отменить действие ордера может не только суд, но и сам пострадавший — если решит, что его жизни и здоровью уже ничего не угрожает.

— До последнего времени против таких ордеров выступал Конституционный суд, — рассказывает Попова. — Они говорят, что мы не можем ограничивать право на свободу перемещения. Сейчас же мы, с участием судей КС, определяем так: мы никакую свободу не ограничиваем, мы не даем преступнику завершить преступление. Ведь 40% историй домашнего насилия, к сожалению, заканчивается трупами с одной или другой стороны.

Если дело дошло до охранного ордера, то у обидчика, которому его выдали, возникает еще одна обязанность: пройти особые психологические курсы. Не посещать их — тоже уголовно наказуемо. Это типовой протокол, сопровождающий охранный ордер, и подобные модели действуют уже в 127 странах мира — включая сопредельные Белоруссию и Казахстан.

Наконец, третий важный момент нового законопроекта: все дела по домашнему насилию из частного обвинения переводятся в частно-публичное или полностью публичное. Частное обвинение означает, что от преступления страдает только конкретный человек, но не общество. Суд по делам частного обвинения для пострадавшего недешев — нужно нанимать адвоката, государственный защитник не предусмотрен. А вот насильнику — по 51-й статье Конституции — такой защитник положен. Публичное обвинение — другое дело: там защищаются интересы общества в целом, поэтому жертве насилия издержки нести не придется.

— За закон уже сейчас собрано 263 тысячи подписей, получено положительное заключение большого количества экспертов-криминалистов, — говорит Алена Попова. — Через полтора-два месяца мы надеемся внести его в правовое управление Госдумы, после чего будет рассмотрение в профильном комитете по делам женщин, семьи и молодежи. А затем уже официальные три чтения, Совет Федерации и подпись президента.

www.pravmir.ru

Наказание за побои в семье по УК РФ и КОАП РФ

С 7 февраля 2017 г. побои, нанесенные членам семьи впервые или спустя год после предыдущих, будут караться административными мерами (ФЗ № 8). Предпосылками к этому решению явились многочисленные протесты со стороны некоторых депутатов и членов Совета РФ, вызванные еще прошлогодней декриминализацией некоторых частей статьи 116 УК. Новый законопроект был принят в третьем чтении 380 голосами из 383. В его пользу склоняется также мнение большинства россиян (около 60% респондентов ВЦИОМ).

Юридическое значение побоев

К побоям относят многократные удары и насильственные действия, причиняющие боль (ком. к ст. 116 УК):

Знаете ли Вы

Побои легкой тяжести регламентированы законом, это травмы, повлекшие временную нетрудоспособность на срок до 21 дня включительно либо стойкая потеря нетрудоспособности от 5 до 10%. Наказание за легкие побои — от штрафов до ареста на срок до 4 месяцев. Подробности в этой статье
  • щипание;
  • вырывание волос;
  • сдавливание;
  • порка;
  • другие.

В этой связи единичный удар в зависимости от побуждений будет квалифицирован как хулиганство, оскорбление или другое подобное преступление. Последствиями побоев являются поверхностные повреждения:

  • ссадины;
  • царапины;
  • гематомы;
  • ушибы мягких тканей;
  • небольшие раны.

Если побои в семье повлекли за собой последствия в виде временной или устойчивой потери трудоспособности, они будут квалифицированы как вред здоровью. Наказание за такое преступление уже более строгое и предусматривается статьями 111, 112 и 115 Уголовного кодекса.

Суть декриминализации

Декриминализация представляет собой переквалификацию уголовного преступления небольшой тяжести в административное нарушение. Ее целью является смягчение наказания для оступившихся впервые и освобождение мировых судов от излишней загруженности, поскольку в подобных случаях виновные обычно присуждаются к условному отбыванию срока.

Что привело к декриминализации домашнего насилия

До 15 июля 2016 г. ответственность за побои предусматривалась ст. 116 УК, которая и была частично декриминализирована, после чего нарушителей стали привлекать по статье 6.1.1, тогда же введенной в КоАП. В составе ст. 116 УК были оставлены преступления, совершенные:

  • из хулиганских побуждений;
  • из ненависти к определенным группам населения;
  • по отношению к близким лицам, с конкретным указанием, кого можно отнести к таковым.

Обратите внимание

За избиение несовершеннолетних наказание бедет предъявлено по определяющей статье (побои, истязание, причинение вреда здоровью). То, что жертва еще несовершеннолетна, будет отягчающим обстоятельством. Подробнее читайте в этой статье

Последний пункт и вызвал сильный резонанс в обществе, поскольку, по мнению некоторых экспертов, вступал в явное противоречие с логикой и принципами Конституции. Так, согласно данному положению, родители, отшлепавшие непослушного ребенка, подлежали уголовному преследованию. После чего органы опеки получали достаточное основание для изъятия ребенка из проблемной семьи. Тогда как постороннее лицо, совершившее те же действия, подвергалось лишь административному взысканию.

Подобное несоответствие послужило поводом к предложению перевести побои членов семьи также в административную область законодательства. Однако и это решение было встречено негативными комментариями со стороны представителей КПРФ, Совета ЕС и некоторых известных личностей. По их мнению, закон о декриминализации побоев в семье развязывает руки супружеской тирании, от которой за 2015 г. пострадало 9947 женщин и 6680 детей (согласно официальным данным МВД). В связи с чем в законопроект была внесена поправка, касающаяся повторных инцидентов, которые карались уже по отдельной статье 116.1, специально для этого введенной в Уголовный кодекс.

Обратите внимание! Знать приемы самообороны важно для собственной безопасности. Однако не менее важно знать и ту грань, за которой простая самооборона можнт обернуться против вас. О последствиях превышения необходимой самообороны мы расскажем здесь https://lexconsult.online/8613-posledstviya-prevysheniya-samooborony

Нормативные акты, регулирующие ответственность за побои близких лиц

В настоящее время наказание за побои, в том числе, членов семьи предусматривают две статьи:

  • 6.1.1 КоАП — за нарушение, совершенное впервые.
  • 116.1 УК — за повторные побои, нанесенные в течение года после предыдущих.

Ст. 6.1.1 КоАП

Как за избиение посторонних лиц (при отсутствии мотивов, предусмотренных ст. 116 УК), так и за побои в семье статья 6.1.1 КоАП предусматривает следующее наказание:

  • штрафные взыскания величиной от 5 000 до 30 000 р.;
  • заключение под арест на срок от 10 до 15 суток;
  • работы обязательного характера в течение 60–120 ч.

Ст. 116.1 УК

Лица, совершившие нарушение, не повлекшего вреда здоровью, и подвергнутые наказанию по ст. 6.1.1 КоАП, при повторном нанесении побоев караются:

Важная информация

При первых признаках домашнего насилия, не стоит пускать всё на самотек — собственное здоровье и жизнь дороже. Даже если муж угрожает только на словах, важно знать свои права. О том, какая статья за угрозы и оскорбления — читайте здесь
  • взысканием штрафа в размере:
    1. до 40 000 р.;
    2. зарплаты или другого дохода, полученного за 3 мес. или меньший срок;
  • обязательной трудовой деятельностью в период до 240 ч.;
  • исправительным трудом в течение 6 мес. или менее;
  • заключением под арест на 3 мес. максимум.

Нарушитель считается подвергнутым административному взысканию по ст. 6.1.1 КоАП в течение года с момента его наложения (ст. 4.6 КоАП). Повторные побои, нанесенные по истечении данного срока, признаются совершенными впервые, вследствие чего виновный снова будет привлечен по ст. 6.1.1 КоАП. Отсюда можно заключить, что мужу достаточно избивать жену раз в год, чтобы избежать уголовного наказания. Вместе с тем, систематические побои могут быть квалифицированы по ст. 117 УК как истязание, наказание за которое будет уже значительно строже.

Все интересующие вопросы можно задать в комментариях к статье

lexconsult.online

Ударить нельзя судить: мнения за и против декриминализации семейных побоев — Общество

Госдума приняла в третьем окончательном чтении законопроект, который выводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения.

Авторы документа отмечают, что речь идет исключительно о первом случае применения силы, не наносящем вреда здоровью, например о пощечине или подзатыльнике. За повторное нанесение побоев будет грозить уголовная ответственность.

Некоторые психологи и правозащитники выступили против данной инициативы. ТАСС поговорил с правозащитником центра «Иван-чай», одной из активных представителей родительской общественности Анной Кисличенко; адвокатом и специалистом по гражданскому и международному праву Марией Ярмуш и руководителем проекта «Насилию.нет» правозащитником Анной Ривиной, чтобы разобраться, почему вообще родилась идея декриминализации семейных побоев, в чем причина ее критики и есть ли еще какие-то способы помочь жертвам домашнего насилия.

Почему понадобилось декриминализировать побои

Летом 2016 года вступил в силу закон, смягчающий наказание и освобождающий от уголовной ответственности за совершенные впервые побои всех, кроме близких родственников. По словам депутата Ольги Баталиной, общественность тогда ссылалась на то, что «внутрисемейные побои становятся более общественно опасными, чем побои чужих людей».

Сложилась ситуация, когда закон исходит из того, что родная мать для собственного ребенка опаснее, чем чужие дяди

Депутат Ольга Баталина

Документ, получивший название «закон о шлепках», вызвал споры, почему насилие в отношении домочадцев считается преступлением, а те же самые действия, совершенные по отношению к посторонним людям, — административным нарушением. Так, сенатор Елена Мизулина назвала сложившуюся ситуацию «вопиющей несправедливостью».

Если вы шлепнули своего расшалившегося малыша, вам грозит до двух лет лишения свободы, а если ваш сосед побил вашего ребенка — все закончится административным наказанием

Сенатор Елена Мизулина

Одобренный законопроект, по ее словам, призван устранить это противоречие.

  • Под побоями в статье 116 УК понимаются «действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие вреда здоровью», то есть речь идет о ссадинах, синяках.
  • Если в случае насильственных действий все-таки был причинен легкий вред здоровью, то это уже уголовное преступление и другая статья 115 УК.
  • При систематическом нанесении побоев, причиняющих физические или психические страдания, — статья 117 УК РФ «Истязание» с максимальным наказанием в виде лишения свободы до трех лет. А в отношении несовершеннолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, либо в отношении беременной женщины — от трех до семи лет.

Продолжение

Сколько в России жалуются на побои и сколько преступлений расследуется 

Семья прежде всего

Сторонники инициативы отмечают, что документ направлен на защиту и сохранение семьи. В качестве примера они задают риторический вопрос: считаете ли вы правильным осудить на два года мать-одиночку, которая, воспитывая сына-подростка, физически наказала его за кражу или побеги из дома? Следствием такого решения может стать распад семьи: мать ограничат в родительских правах, а подростка отправят в учреждение для детей-сирот.

Мера ответственности должна соотноситься с тяжестью деяния, уверены сторонники декриминализации побоев.

Кроме того, добавляет Анна Кисличенко, пострадавшие, даже если они вызывают полицию, не всегда хотят, чтобы их защищали именно так — посадив близкого человека в тюрьму. Она вспоминает историю многодетной матери, муж которой пару раз поднимал на нее руку, будучи в состоянии алкогольного опьянения. Женщина вызывала полицию. Но не для того, чтобы его забрали в тюрьму, а чтобы успокоили. «Я спросила ее потом, а если бы они забрали твоего мужа на два года? Женщина ужаснулась: а как бы я осталась с детьми… То есть она не хотела, чтобы ее защищали таким образом», — говорит Кисличенко.

Другой пример: воспитатель в детском саду замечает синяк на руке ребенка, и начинается разбирательство. Возможно, отец просто слишком сильно схватил его, и никакого серьезного конфликта вообще не было. И ребенок совсем не хочет, чтобы папу посадили в тюрьму, просто, возможно, обижен на него в данную  минуту.

Однако руководитель проекта «Насилию.нет» Анна Ривина в ответ на разговоры о справедливости и соразмерности наказания возражает, что побои в любом контексте должны быть делом уголовным. «Иначе получается, что нанесение побоев, которое влечет последствия и для физического, и для психологического здоровья, мы ставим в один ряд с неправильной парковкой или курением в месте, где оно запрещено», — добавляет она.

Дети зависят от взрослых полностью… Существует много других способов воспитания, без всяких шлепков

Президент РФ Владимир Путин

Ривину также удивляет, что авторы документа отстаивают право родителей наносить побои детям. Правозащитник напоминает, что на последней пресс-конференции президент Владимир Путин сказал, что шлепки — это непозволительно. А воспитывать детей с помощью физической силы могут только по одной причине – они не могут дать сдачи.

Необходимое смягчение или шаг назад

Анна Кисличенко объясняет, что инициатива о декриминализации семейных побоев призвана сократить число злоупотреблений, которые открывает статья 116 УК в ее нынешней редакции. Сейчас, по ее словам, для возбуждения уголовного дела достаточно показаний пострадавшего или свидетеля инцидента. «Неужели мы хотим, чтобы у нас было, как в Германии: когда на улице кто-то увидел, как мама дала затрещину сыну, потому что он своровал, например, телефон у учительницы, а ребенок после этого оказался в детском доме? Наверное, мы этого не хотим. Мы больше заинтересованы, чтобы из ребенка не вырос вор», — говорит Кисличенко.

  • Песков призвал не гипертрофировать проявления семейных отношений в законопроекте о побоях
  • Володин назвал ошибкой норму, по которой избиение близких остается уголовным преступлением

При этом для возбуждения дела не нужно ни медицинского заключения, ни проведения судебной экспертизы, утверждает Кисличенко. По ее мнению, на этом фоне очень легко оклеветать человека либо манипулировать им, угрожая судом.

Однако, по словам адвоката Марии Ярмуш, медицинское освидетельствование проводится по всем фактам заявлений по статье 116 УК. Правда, в случае отсутствия следов на теле, а такое возможно, если нападавший не бил жертву, а, например, таскал за волосы, доказать факт побоев будет сложнее — понадобится свидетельство очевидцев.

По мнению Ярмуш, если сравнить три закона: действовавший до лета 2016 года, нынешний законопроект и принятый летом документ, — последний наилучшим образом защищал женщин от домашнего насилия. Раньше дела по статье 116 УК являлись делами частного обвинения. Это означает, что пострадавшая должна была самостоятельно обратиться в мировой суд и доказать факт нанесения побоев. Из-за незнания тонкостей уголовно-процессуального производства женщине сложно было защищать себя, ей требовались дорогостоящие услуги адвоката.

Летняя редакция статьи стала прогрессом — документ перевел семейные побои в рамки частно-публичного обвинения, то есть их должен поддерживать прокурор. Именно через него сегодня происходит обращение в суд.

При этом Ярмуш подчеркивает, что «закон о шлепках» на самом деле не был направлен на защиту детей. «Разговоры, что за удар по попе на два года посадят в тюрьму, не имеют под собой основания, — говорит адвокат. — Потому что от шлепка по попе нет синяков и нет ссадин. Этот закон был призван защитить именно женщин, которых избивают дома».

Новая редакция возвращает семейные побои в рамки частного обвинения.

В советское время статистика семейного насилия не велась. Уголовный кодекс (УК) РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях не выделяли побои, совершенные супругами по отношению друг к другу или к детям, в отдельный состав преступления. При этом в УК (во всех редакциях, действовавших с 1926 по 1997 г.) было отмечено, что «стечение тяжелых личных или семейных условий» является смягчающим обстоятельством для преступника.

Женщины в СССР редко обращались в милицию с заявлениями о насилии. В криминалистике было принято подобные преступления объяснять алкоголизмом или асоциальным образом жизни мужей. Побои в семье причислялись к широкому понятию семейно-бытовых конфликтов, разрешение которых было возложено на участковых милиционеров.

Тема домашнего насилия при этом не была табуирована и часто обсуждалась общественностью. Статьи, осуждающие избиения членов семьи как проявление «пережитков» и «домостроевских нравов», регулярно появлялись в печати, например в газете «Труд», журналах «Коммунист», «Огонек» и др.

Более полно в СССР освещена тема семейного насилия по отношению к детям. С 1920-х гг. советское правительство неоднократно проводило агиткампании за запрет родительского насилия по отношению к ребенку. Однако в 1988 г., согласно анкетированию, проведенному журналом «Семья», 60% родителей использовали телесные наказания при воспитании детей (86% из наказаний — порка, 9% — стояние на коленях на горохе, кирпичах или соли, 5% — удары по голове и лицу).

Продолжение

Повлияет ли закон на рост семейного насилия?

Некоторые эксперты полагают, что законопроект может отрицательно повлиять на ситуацию с семейными побоями.

«Большинство мужчин у нас — так уже менталитет сложился — все равно считают: «я — хозяин», и кулаком по столу, а потом кулаком в глаз. Поддерживая новый законопроект, общество дает таким агрессорам добро: «Пожалуйста, бейте своих жен, ничего не будет», — говорит Мария Ярмуш.

«Когда мы говорим, что домашнее насилие — это не преступление… мы тем самым допускаем возвращение стереотипов «бьет — значит любит», «бабу воспитывать надо, если она много на себя берет» и вообще «сама виновата», — соглашается  Анна Ривина.

При этом глава проекта «Насилию.нет» опровергает мнение, что такие случаи происходят только в маргинальных слоях общества.»Мы знаем известные семьи актрис, музыкантов и шоуменов, где люди зарабатывают миллионы, и все равно члены семьи страдают от домашнего насилия», — говорит Ривина.

«Мне кажется, что, если принять сейчас этот закон, мы развязываем руки всем алкоголикам, маньякам, всем агрессивным папашам и мамашам», — добавляет лидер общественной неформальной организации «Родительская лига» Нина Добрынченко-Матусевич, мать троих детей.

В свою очередь, психолог Павел Волженков считает, что законопроект не повлияет так однозначно на рост семейного насилия. По его словам, в обществе существует два полюса. Первый — люди, которые независимо от законодательных инициатив как били своих жен и детей, так и будут бить. И только жесткие меры вплоть до сурового наказания или лишения родительских прав могут их обуздать. Другой полюс — добропорядочные граждане, которые никого не били и бить не собираются. И есть те, кто посередине, в том числе люди, подверженные влиянию общественного мнения. С этой точки зрения обсуждение проблемы в СМИ является очень важным.

Сторонники декриминализации побоев уверены — с отменой «закона о шлепках» насилие в семье не останется безнаказанным.

Новый законопроект… вовсе не означает, что хулиганы и дебоширы, позволяющие себе применять рукоприкладство в отношении своих близких, не будут наказаны. Насилие в семье недопустимо ни при каких обстоятельствах

Вице-спикер Совета Федерации Галина Карелова

«У нас достаточно в законодательстве мер, в том числе и уголовной ответственности против фактов насилия в семье», — добавляет спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, Уголовный кодекс содержит порядка 60 статей, по которым могут быть наказаны виновные в домашнем насилии.

А что думают россияне?

По данным ВЦИОМ, россияне в большинстве своем осуждают семейное насилие (79%), но поддерживают инициативу смягчить наказание за первый случай нанесения побоев (59%). Более того, значительная доля опрошенных полагает, что эта мера приведет к снижению числа семейных побоев. 

Двухэтапная система ответственности

Автор инициативы депутат Ольга Баталина уверена, что документ никак не усугубит ситуацию с семейным насилием. «Двухэтапная ответственность достаточно серьезная. С одной стороны, она позволяет профилактировать подобного рода правонарушения, если человек не останавливается, привлекать его к уголовной ответственности», — заверила парламентарий.

Однако Анна Ривина сомневается в эффективности этой системы. Она напоминает, что наказанием за административное нарушение может быть штраф, который, скорее всего, будет выплачиваться из семейного бюджета, или арест на срок до пятнадцати суток, после которого нападавший может вернуться в еще более агрессивном состоянии.

По ее данным, сегодня 78% случаев семейных побоев остается в тени, то есть жертвы не обращаются в полицию. Еще меньше случаев доходит до суда. «С принятием законопроекта количество людей, готовых рассказать о домашнем насилии, может еще сократиться. Потому что сначала надо будет заплатить штраф из семейного бюджета, а потом женщине придется самостоятельно доказывать вину обидчика (в связи с возвращением семейных побоев в рамки частного обвинения. — Прим. ТАСС). Такая система не защищает жертву насилия», — считает правозащитник.

Мария Ярмуш соглашается, что немногие женщины в такой ситуации пойдут писать заявление. «Государство должно защищать слабых, а не давать возможность откупиться штрафом», — добавляет адвокат.

В свою очередь, Анна Кисличенко считает, что с точки зрения сохранения семьи принципиально важно оставить возможность для примирения. Двухэтапная система, по ее мнению, предоставляет такую возможность.

Неуверенность полиции

По словам Анны Ривиной, ситуация с домашним насилием усугубляется тем, что сотрудники правоохранительных органов зачастую действуют нерешительно, так как боятся, что их обвинят в превышении полномочий. Она вспоминает случай, когда женщина в квартире кричала и просила о помощи. Соседи вызвали полицию, однако те долго не вскрывали дверь. В итоге, когда полицейские попали в квартиру, там был уже труп.

«Сейчас законодательство прописано таким образом, что сотрудники правоохранительных органов не уверены, что имеют право влезать в семейно-бытовые отношения. Конечно, им нужно дать право защищать наших граждан», — считает Ривина. В качестве примера она приводит Белоруссию, где безопасность обратившегося за помощью стоит на первом месте. «Если кто-либо заявляет о конфликте, человека сразу изолируют, и только потом начинают разбирательство», — отмечает она.

Что же делать?

Психологи и правозащитники сходятся во мнении, что семейные отношения — очень тонкая субстанция. Насилие в семье и вне ее — совершенно разные вещи, которые нельзя сравнивать, поясняет Ривина. Людей, которые живут вместе, может связывать общее имущество, общие дети. У них может быть экономическая и психологическая зависимость.

Если человек пострадал от нападения и нанесения побоев незнакомым человеком, всегда можно убежать домой и чувствовать себя в безопасности… Если же это происходит дома, то мы понимаем, что человек, который избивал ногами вчера, наутро может сделать то же самое, и вам негде будет спрятаться

Соучредитель и руководитель проекта «Насилию.нет», правозащитник Анна Ривина

Если речь идет об избиении пожилых людей их детьми, Ривина отмечает, что родителям всегда психологически трудно пожаловаться на ребенка, как бы он себя ни вел.

Поэтому, считает руководитель проекта «Насилию.нет», России нужен закон против домашнего насилия, «который не призывал бы всех сажать в тюрьму, а комплексно, детально и ювелирно рассмотрел такую тонкую материю, как семейные отношения». Семейные агрессоры могли бы направляться на принудительные программы по работе с психологами или какие-то другие альтернативы.

Кризисные центры для буйных мужей

В целях профилактики жестокого обращения председатель движения «Матери России» Валентина Петренко предложила создать в России центры реабилитации и корректировки поведения мужчин, которые были уличены в домашнем насилии. «Иногда при семейной ссоре нарушителя спокойствия забирает полиция, но чаще всего женщина сама вынуждена убегать от дебошира с ребенком и с пожилыми родителями… А мужчина остается дома, ложится на диван и пьет дальше», — говорит Петренко. «Поэтому правильнее было бы начинать реабилитацию не с пострадавшего, а работать с нарушителем, обязав его пройти психологическую реабилитацию или курс семейной психологии. Я считаю эту меру очень гуманной», — пояснила сенатор.

Над целесообразностью инициативы уже задумался Минтруд.

В ведомстве также разрабатывают критерии отнесения семьи к категории находящихся в социально опасном положении, механизмов выявления таких семей и организации их социального сопровождения. 

В юридической практике многих стран под домашним насилием подразумеваются разные формы давления — физическое, психологическое, экономическое и др. По данным ООН, сегодня в законодательстве 119 стран содержатся нормы, направленные на защиту граждан от различных форм давления со стороны членов семьи.

Великобритания

  • В стране действует несколько законов, защищающих членов семьи. Последний вступил в силу в декабре 2015 г. (на территории Англии и Уэльса) и касается психологического давления. Закон запрещает контролировать переписку членов семьи в соцсетях, вести за ними слежку с помощью специальных программ, запугивать и оскорблять их. Виновные могут быть осуждены на срок до пяти лет. Пострадавший должен доказать, что давление имело для него негативные последствия.
  • По официальным данным, в Англии и Уэльсе количество случаев домашнего насилия, зарегистрированных полицией в 2014–2015 гг., превысило 943 тыс. Это на 43% больше, чем в 2007–2008 гг. Всего же в стране в 2014–2015 гг. различные формы домашнего насилия испытали 8,2% (примерно 1,3 млн) женщин и 4% (600 тыс.) мужчин.
  • С 1971 г. в стране действует благотворительная организация по борьбе с домашним насилием и жестоким обращением Refuge, которая ежедневно оказывает поддержку 4,6 тыс. человек.

Германия

  • Закон «О защите от насилия», вступивший в силу в 2002 г., позволяет выселить из квартиры домашнего агрессора на срок до 14 дней. Если факты насилия повторяются, виновный по решению суда может быть выселен на полгода, даже если он является собственником жилья. Кроме того, суд может выдать пострадавшему, как правило женщине, так называемый охранный ордер, запрещающий виновнику приближаться к ней или вступать в контакт. Нарушителю грозит уголовная ответственность.
  • Согласно данным Федерального ведомства уголовной полиции Германии, в 2015 г. было зарегистрировано 127 тыс. случаев домашнего насилия (104 тыс. женщин и 23 тыс. мужчин). По сравнению с 2012 г. это число выросло на 5,5%. В 2015 г. свыше 65 тыс. женщин подверглись физическому насилию и более 300 женщин погибли в результате побоев.
  • С 1976 г. в Германии действуют так называемые женские дома, в которых пострадавшие женщины могут получить помощь. Ежегодно примерно в 360 таких заведениях по всей стране находят убежище порядка 40 тыс. женщин (часто с детьми).

Франция

  • С 2005 г. за насилие над домочадцами в стране предусмотрено немедленное выселение из дома. Оно производится сразу после подачи заявления в полицию, при этом доказательств вины не требуется. Отдельно прописана ответственность граждан за насилие над детьми. С 2007 г. граждане обязаны сообщать о подобных случаях. За сокрытие предусмотрен штраф или тюремный срок до трех лет. В 2010 г. принят закон, направленный на защиту женщин, которым грозит принудительный брак, а также страдающих от психологического насилия (угрозы и издевательства).
  • По данным полицейских отчетов, с жалобами на домашнее насилие обращаются от 50 тыс. до 200 тыс. француженок в год. В среднем каждые два с половиной дня одна женщина погибает от супружеского насилия. Часто дети становятся «сопутствующими» жертвами (в 2014 г. девять несовершеннолетних детей были убиты отцами одновременно с матерями, примерно 16 детей погибли в результате жестокого обращения внутри семьи).

Индия

  • Домашнее насилие — одна из самых острых социальных проблем в стране. С октября 2006 г. в Индии действует закон, защищающий женщин от этих преступлений. Однако документ является актом гражданского, а не уголовного права и часто подвергается критике за фактическое отсутствие юридической силы.
  • По данным Национального бюро учета преступлений Индии за 2013 г., о «жестокости со стороны мужей или их родственников» сообщается в среднем каждые пять минут. Согласно результатам опроса, проведенного в 2011 г. Международным центром по изучению проблем женщин в городах Дели и Виджаявада, около 65% мужчин согласны, что «иногда женщина заслуживает побоев».

Аргентина

  • Согласно закону от 1994 г., женщины, дети и пожилые люди могут пожаловаться на жестокое обращение со стороны домочадцев в правоохранительные органы. Для передачи дела в суд требуется медицинское заключение. С 2009 г. в случае рецидивов суд может сообщить о преступных деяниях по месту работы правонарушителя или отправить его на обязательную терапию для коррекции жестокого поведения. Если дело велось в суде по административным правонарушениям, его могут перенаправить в уголовный суд.
  • В 2015 г. в Бюро по вопросам домашнего насилия при Верховном суде Аргентины поступило более 11 тыс. жалоб на домашнее насилие. На их основании было начато более 25 тыс. судебных разбирательств, 75% из них —  уголовные.

Перу

  • Закон по борьбе с домашним насилием действует с 1993 г. (дополнен в 1997 г.). Полиция принимает заявления от пострадавших даже в устной форме. Сразу же принимаются меры по защите пострадавшего, затем осуществляется попытка примирения сторон. Если этого не произошло, дело передается в суд. Если вина доказана, с правонарушителя могут взыскать причиненный ущерб, запретить ему приближаться к потерпевшему и т. д.
  • По данным Национального института статистики и информатики Перу, в 2014 г. в стране было зарегистрировано почти 136 тыс. обращений в полицию в связи с домашним насилием.

Продолжение

Тамара Казарина, Ольга Махмутова 

В материале использованы данные, предоставленные ТАСС-Досье

tass.ru

Госдума отменила уголовное наказание за побои в семье

В пятницу, 27 января, Госдума приняла в третьем — окончательном — чтении законопроект о декриминализации семейных побоев. За документ проголосовали 380 депутатов, «против» высказались только трое парламентариев.

Как заметил во время обсуждения депутат от «Единой России» Андрей Исаев, в настоящее время сложилась такая ситуация, что «если мать-одиночка даст сыну затрещину, то она становится уголовницей, а постороннего дядю накажут административно».

Стоит отметить, что после одобрения документа Советом Федерации и подписания президентом уголовное наказание сохранится только за побои из хулиганских побуждений или по мотивам ненависти или вражды.

Госдума приняла закон о декриминализации побоев. Что принципиально меняется?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

За семейные побои в тюрьму не посадят

А за «подзатыльник» или «шлепок» у родителей ребёнка не отнимут (подробности)

ЕСТЬ МНЕНИЕ

«Бьет — значит любит» в законе

Ульяна СКОЙБЕДА

Много было сказано о том, почему декриминализация семейных побоев, совершенных впервые, принятая сегодня Госдумой, — бесчеловечный, плохой законопроект.

Он еще больше усложняет путь несчастной, битой мужем бабы к справедливости: полиция ее пинает, не приезжает на вызовы, мировой суд по нескольку раз не принимает заявление (не так составлено, не проведена экспертиза – предлоги любые), наказание для мучителя-мужа смешное и мизерное: штраф и исправработы, даже не условный срок… (подробности)

КСТАТИ

Почему Госдума выводит домашние побои из «уголовки»

Депутаты намерены внести больше справедливости в семейную жизнь россиян. Вот поколотил муж свою супругу (бывает и наоборот) и на первый раз никто в тюрьму его не упрячет. Госдума выводит из разряда «уголовки» домашние побои. Поправки в закон депутаты обсудят во втором чтении 25 января. Однако прежде, чем рассматривать законопроект, были проведены социологические исследования, в ходе которых удалось выяснить отношение россиян к наказанию за домашнее насилие (подробности)

www.kp.ru

Бьет, значит, платит штраф: что надо знать о декриминализации побоев в семье

Мнения экспертов о декриминализации побоев в семье

Саша Зверева, певица, дизайнер одежды, мама троих детей, проживает в США:

Я считаю, что это чудовищный закон. Я считаю, что это развязывает руки всем мужчинам России. И это очень-очень-очень плохо. Потому что, к сожалению, Россия не отличается высоконравственным воспитанием мужчин. У нас до сих пор на лицах мужчин печать отсидки со времен репрессий, они воспитывались в блатные 90-е, во времена рэкета, поэтому для многих из них поднять руку на женщину – ничего не стоит. Вот, например, в Америке, если ты пришла в полицию с синяком на запястье и сказала: «Это вот он!» (даже если это не он). Его сажают в тюрьму сразу же. Даже разбираться не будет никто. Поэтому здесь мужчины ходя тише воды, ниже травы – не дай Бог они наорут на кого-нибудь. Тут насилие над женщинами, а тем более над детьми касается жесточайше. Стоит только чуть-чуть донести на тебя и все – твоя жизнь уже испорчена. Поэтому здесь порядок. А в нашей стране такой закон – он только развяжет руки беспределу, я считаю. И так погибает женщин сколько, а будет еще больше.

Елена Мизулина, член Совета Федерации:

Принятый закон устраняет антисемейные нормы в законодательстве и исправляет вопиющую несправедливость, возникшую в связи с принятием в июле 2016 года закона о декриминализации ряда статей УК РФ. Я рада, что новая Дума прислушалась к опасениям родительской общественности и не допустила распространения в России «ювенальных норм». Если бы эта норма была сохранена, в России со всей очевидностью наступила бы «ювенальная эпоха», которая открыла бы дорогу необоснованному вторжению в семейные дела, когда ссадина, синяк у ребёнка являются хорошим основанием прийти в семью с проверкой и даже возбудить уголовное дело в отношении родителей. Хорошо, что с сегодняшнего дня российские родители могут спать спокойно.

(Источник: сайт Елены Мизулиной)

Константин Трапаидзе, адвокат Екатерины Архаровой, бывшей жены актера Марата Башарова:

В целом этот законопроект направлен на то, чтобы уменьшить количество обращений по поводу сомнительных случаев, которые могли бы квалифицироваться как побои. Часто этим пользовались некоторые недобросовестные женщины для того, чтобы держать супруга в ежовых рукавицах или чтобы решать какие-то свои проблемы(…)Считается, что довольно большое количество приговоров по таким делами были необоснованными, более 90% приговоров были условными. Такие случаи загружали работу судов, но, по сути, никакого профилактического влияния от них не было. Чтобы у людей не было заблуждения по поводу того, что законопроект развяжет руки домашним насильникам и садистам, хамам и хулиганам, стоит иметь в виду, что есть и другие статьи, по которым можно квалифицировать подобные случаи, например, причинение легкого вреда здоровью. Многие статьи остались в УК.

(Источник: сайт)

Валерия, певица, мать троих детей, жертва насилия в семье: Мне кажется, что касается семейных отношений, здесь даже ужесточать нужно, а не декриминализировать. Может, нам воспользоваться опытом других стран в этой части. Женщины не заявляют, потому что боятся. Это не так просто сделать. Изловчилась она как-то, так это еще у нее и не считается — ждите второго. Я категорически против.

(Источник: Сайт kp.ru)

Роза Сябитова, телеведущая:

Я сама была жертвой насилия в прошлом, и в любом случае против отмены уголовной наказуемости. Систематическое домашнее насилие или нет — особо значения не имеет. Нужно уголовно наказывать, чтобы у преступника, который это делает, не было повода в дальнейшем поднимать руку. Потому как чаще всего одним разом это не ограничивается, и никакие административные штрафы не подействуют и вряд-ли испугают, а вот уголовное наказание испугать должно. Иными словами нужно оставить все как было. Другой вопрос, работает эта история или нет, но я за уголовное наказание.

(Источник: сайт mk.ru)

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР:

Если в семье напряженные отношения, то не надо их регулировать через суды. Единственный путь — это разъехаться. Ну не можете вы жить, что же по судам-то бегать? Вот что будет мать говорить ребенку? Папа в тюрьме сидит, два года в колонии. Да он эту мать возненавидит, что она лишила его отца! Чтобы не было побоев, даже самых легких, надо по любви вступать в брак. Тогда будет тишина. Не получается, не вступайте в брак, не рождайте тех, кого будете бить и не сидите в тюрьмах за это. Поэтому надо убрать любое уголовное наказание, касающееся семьи и самый хороший способ — помочь им разъехаться.

(Источник: Сайт kp.ru)

letidor.ru

что грозит супругу за побои в семье, привлечение к ответственности по статье 126-1 УК

избиение жены мужем статьяизбиение жены мужем статья

О семейных скандалах сложено множество анекдотов. О распрях между мужем и женой снимают фильмы и пишут книги. Казалось бы, сколько лет истории человечества, столько и насилию в отношении близких родственников.

Однако становится вовсе не смешно, когда такая беда реально приходит в дом. И одно дело вербальные скандалы, а другое физическое насилие. Если муж избил жену, это может негативно сказаться не только на ее здоровье, но и стать причиной смерти.

Что грозит такому супругу по украинским законам? Штраф или лишение свободы? Как наказать его и может ли жена, написав заявление, посадить своего супруга? А если может, то сколько дают за избиение?

Какая статья за избиение жены?

Если насилие имело последствия, подпадающие под действие Уголовного кодекса, то и санкции за такие деяния могут быть соответствующими. Нет нужды прописывать детально наказания по всем возможным статьям, т.к. пришлось бы перенести в данный материал добрую половину УК.

При этом есть в законодательстве и специальные меры, напрямую относящиеся к домашнему насилию:

  • Статья 1261 УК, подразумевающая наказание за домашнее насилие.
  • Закон «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» (далее Закон), устанавливающий меры профилактики, предотвращения, экстренного реагирования и нивелирования последствий.
  • «Порядок вынесения уполномоченными подразделениями органов Национальной полиции Украины срочного запрещающего предписания в отношении обидчика», утвержденный МВД Украины.

Стаття 1261 КК України. Домашнє насильство

Домашнє насильство, тобто умисне систематичне вчинення фізичного, психологічного або економічного насильства щодо подружжя чи колишнього подружжя або іншої особи, з якою винний перебуває (перебував) у сімейних або близьких відносинах, що призводить до фізичних або психологічних страждань, розладів здоров’я, втрати працездатності, емоційної залежності або погіршення якості життя потерпілої особи, —

карається громадськими роботами на строк від ста п’ятдесяти до двохсот сорока годин, або арештом на строк до шести місяців, або обмеженням волі на строк до п’яти років, або позбавленням волі на строк до двох років.

На основании этих нормативных актов может складываться наказание (реакция правоохранительных органов). Это довольно широкий перечень мер, основные из которых:

Нормативный актЧто будет?
Ст.1261 УКОт 150 часов общественных работ до 5 лет ограничения или 2 лет лишения свободы.
Профильные законы и приказыЗапрет на совместное проживание, выселение, запрет приближаться к супруге и другие меры, которые подробнее рассмотрим далее.

Все эти нормы могут действовать как в совокупности с другими положениями законодательства, так и отдельно.

Что грозит мужу за побои в семье? Какое наказание по ст. 126-1 УК?

Что грозит мужу за побои в семьеЧто грозит мужу за побои в семьеУже упоминалось, что УК Украины содержит отдельную статью 1261 о домашнем насилии. Она предусматривает:
  1. Общественные работы от 150 до 240 часов.
  2. Арест – до полугода.
  3. Ограничение свободы – до 5 лет.
  4. Лишение свободы – до 2 лет.
Строгость наказания, назначаемого судом, зависит от тяжести последствий домашнего насилия. При этом если последствия подпадают под другие статьи кодекса, могут быть применены и их нормы (побои, телесные повреждения, убийство), вне зависимости от статуса отношений между пострадавшим и подозреваемым.

Законодательство о предотвращении домашних побоев

Если деяния подпадают под описанные выше уголовные статьи, то и процедуры проходят в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке. Однако есть и отдельное профильные нормы – уже упомянутые Закон и внутренние приказы МВД.

Именно потребность быстрого реагирования и возможность предотвратить преступление толкнули законодателей на принятие Закона. Ведь в случае, к примеру, насильственных действий посторонних лиц по отношению друг к другу существует возможность длительного разбирательства (следствие, суд, приговор), а при совместном проживании агрессия может провоцироваться постоянно.

В соответствии с Законом, для решения вопроса с домашним насилием, и избиением жены, как его частного случая, могут привлекаться (ст.6 Закона):

  • специально созданные органы;
  • службы поддержки пострадавших;
  • граждане и иностранцы;
  • местные власти;
  • социальные службы;
  • правозащитные организации;
  • прокуратура;
  • суды;
  • подразделения национальной полиции.

Если социальные и правозащитные организации могут привлекаться в качестве средств профилактики или реагирования, прокуратура и суды – для реакции на преступление в рамках своих полномочий, то функции полицейских данным законом значительно расширены, и именно они представляют наибольший интерес.

В соответствии со ст.10 Закона полиция вправе:

  1. Выявлять и реагировать на факты избиения.
  2. Принимать заявления и сообщения на данную тему.
  3. Доводить до сведения пострадавших их права и возможные меры воздействия на обидчика.
  4. Вести учет потенциальных обидчиков.
  5. Контролировать выполнение обидчиками назначенных мер.
  6. Аннулировать разрешение на использование оружия и боеприпасов, а также изымать их в установленном порядке.
  7. Выносить срочные запретительные предписания.

В перечне также ведение отчетности, взаимодействие с другими структурами и пр., но в рамках рассматриваемых мер воздействия наибольший интерес представляют запретительные предписания. Рассмотрим их отдельно.

Запретительные предписания

СудебноеСудебноеПрежде всего необходимо обозначить разницу между запретительным предписание и срочным запретительным предписанием.

Первое находится исключительно в ведение суда, и может иметь отношения в том числе и к делам об избиении жены. Второе – срочное – находится в полномочиях полиции, и может быть применено немедленно.

Судебное

Такое запретительное предписание может быть выдано судом по инициативе пострадавшей жены или ее представителя.

Среди таких предписаний могут быть (одно или несколько, на основании п.2 ст.26 Закона) запреты:

  • На нахождение в месте общего проживания с пострадавшей.
  • Ограничения личного общения.
  • На дистанционное общение (телефон, сообщения и пр.).
  • На приближение к пострадавшей ближе определенного расстояния.
  • На розыск и установление контактов с женой через третьих лиц.

Первоначальный запрет выдается судом на срок от 1 до 6 месяцев и может быть им же продлен, но на период не более полугода после окончания первоначального запретительного предписания.

Полицейское

Данный документ называется срочным запретительным предписанием, и может быть составлен сотрудником полиции, если установлена угроза жизни или здоровья потерпевшей (ст.25 Закона). Цель такого предписания – немедленно пресечь возможное насилие.

Допустимые меры:

  • Требование немедленно покинуть место жительства пострадавшей.
  • Запрет на любые контакты с женой.
  • Запрет входить и находиться по месту жительства супруги.
Обратите внимание, что ни положения Закона, ни нормы приказов МВД не ограничивают применение данных мер, даже если обидчик прописан по данному адресу или не имеет другого жилья.

Для выполнения своих функций полиция вправе применить полицейские меры принуждения, необходимые для выселения обидчика (абз.2 п.3 ст.25 Закона), а проникать в жилье полиция может без решения суда, если сочтет, что существует опасность для жизни или здоровья потерпевшей (абз.2 п.2. ст.10 Закона).

Выписать срочное запретительное предписание полицейский может по заявлению пострадавшей, а также по собственной инициативе, если сочтет это необходимым (п.5 ст.25 Закона), а срок такого предписания не может быть более 10 суток (п.6 той же статьи).

К несовершеннолетним обидчикам меры по выселению не могут быть применены (п.10 там же).

Уголовная ответственность за избиение бывшим мужем

Уголовная ответственность за избиение бывшим мужемУголовная ответственность за избиение бывшим мужемЕсли речь идет об уголовном деянии, то статус отношений супругов значения не имеет – при наличии состава преступления дело должно быть возбуждено.

Но и при использовании других норм, наличие развода неважно, т.к. пп.2 п.2 ст.3 Закона распространяет действие указанных норм и на бывших супругов, а п.3 той же статьи гласит, в том числе, о «людях, связанных общим бытом», т.е. может быть применен и в случаях гражданского брака.

Критика Закона

Нередко в адвокатском сообществе Украины звучат критические высказывания о нормах Закона и связанных с ним нормативных актов. Основные претензии связаны как раз с механизмом срочного запретительного предписания – его подозревают в возможности коррупционной составляющей.

С одной стороны, экстренные меры необходимы, т.к. могут пресечь насилие. С другой – юристы опасаются, что принудительное выселение может быть использовано для злонамеренных действий.

На наш взгляд, на данный момент еще недостаточно практического материала для однозначных выводов. Все станет понятным со временем. Пока же уточним, что человек, по отношению к которому принято срочное запретительное предписание, вправе оспорить его в суде на основаниях общих с оспариванием любых действий полиции (п.9 ст.25 Закона).

Куда обращаться с заявлением?

В случае необходимости принятия срочных мер, первичное обращение необходимо сделать в полицию. При этом осуществить вызов может не только потерпевшая, но и любое лицо, уполномоченное или нет на это пострадавшей.

Привлечение мужа к ответственности за нанесение побоев

Из всего вышеизложенного можно вывести примерную последовательность действий пострадавшей, которая будет напрямую зависеть от степени серьезности правонарушения:

  1. Вызов полиции.
  2. Сообщение об обстоятельствах произошедшего (происходящего).
  3. Полицейские меры по предотвращению дальнейшего насилия, в т.ч. проникновение в жилище, если добровольно не впускают, оформление срочного запретительного предписания, принятие мер по выселению обидчика.
  4. Написание заявления в полицию об избиении.
  5. Зафиксировать побои. О том, как снять мы писали отдельно.
  6. Внесение заявления в ЕРДР.
  7. Досудебное расследование.
  8. Судебный процесс.
  9. Приговор суда / судебное решение.

В случаях несерьезных последствий, процесс может быть остановлен на шаге №3. При этом, в целях предотвращения домашнего насилия, обидчик может быть внесен в «Единый государственный реестр случаев домашнего насилия и насилия по признаку пола» (ст.16 Закона), а полиция и другие органы проводить систематические профилактические действия по недопущению рецидива.

Заключение

Поругаться может каждый. Вспылить, в сердцах переведя скандал в противоправную плоскость, так же способны много людей. Но нарушение закона – всегда преступление, и наказание за него напрямую зависят от тяжести нанесенных увечий.

Если насилие превратилось в систему, если создается реальная угроза жизни или здоровью одного из супругов, необходимы срочные меры. Теперь вы знаете какие, и что сделать для защиты себя и близких лиц.

На сколько статья была полезной?

Уголовная ответственность за избиение бывшим мужемУголовная ответственность за избиение бывшим мужем Загрузка…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и группу Fb, если хотите получить достоверную информацию в правовых вопросах.

moi-prava.com

Госдума окончательно узаконила декриминализацию побоев в семье

Соответствующий закон принят в третьем чтении. «За» проголосовали 380 депутатов, «против» – трое. Фракция КПРФ не голосовала. Напомню, закон исключает побои в отношении близких лиц, совершенные впервые, из числа уголовных преступлений.

Уголовная ответственность за побои в семье противоречит основным юридическим принципам, — отметил на заседании Госдумы первый зампред «Единой России» Андрей Исаев.

«Никто не говорит: «Ну, дал затрещину и молодец, это наши духовные скрепы». В данном случае мы приводим в закон в соответствие с Конституцией. Потому что сегодня получается следующая ситуация, что люди наказываются либо уголовно, либо административно в зависимости от обстоятельств, не имевших дело к правонарушению. В зависимости от того, состоят они в родстве или нет. Если мать-одиночка обнаружит у сына в тумбочке наркотики, и даст ему затрещину, она по этому закону действующему становится уголовницей, а чужой дядя, поставивший ему фингал на улице, — нет».

Согласно новому закону о декриминализации домашних побоев применение силы против родственников не будет считаться уголовным преступлением, если оно совершено впервые. В таком случае правонарушение признается административным.

Госдума приняла законопроект о декриминализации побоев в семье в третьем чтении. Согласно документу, применение силы против родственников не будет считаться уголовным преступлением, если оно совершено впервые. Наказание за побои в семье сейчас излишне жесткое, — ранее заявила на заседании Госдумы соавтор законопроекта сенатор Елена Мизулина.

«Законопроект позволяет исправить ситуацию, которая возникла в июне прошлого года, в связи с принятием закона, получившего меткое наименование в народе «закона о шлепках». Законопроект предлагает внесение изменений в статью Уголовного кодекса «побои», исключив упоминание о близких лицах. При принятии «закона о шлепках» были нарушены ряд фундаментальных правовых принципов: справедливости и соразмерности наказаний, равенства граждан перед законом и судом и определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы. «Закон о шлепках» приравнял побои близких лиц к побоям по мотивам ненависти. Запретил примирение в семье и прощение. Сам «закон о шлепках» стал актом ненависти по отношению к семье».

Ранее президент Владимир Путин в послании Федеральному Собранию попросил депутатов поддержать это предложение.

Здравый смысл и представления о человечности не позволяют поддержать закон о декриминализации побоев. Об этом «Эху Москвы» рассказал депутат Госдумы Сергей Шаргунов, который был одним из трех человек, голосовавших против резонансной инициативы.

По словам Шаргунова, практика показывает, что, если человек обращается в полицию с заявлением о побоях, то у него для этого есть серьёзнейшие основания, поэтому смягчать наказание за такое преступление нельзя.

Декриминализация побоев в семье – это большая ошибка. Теперь человек сможет раз в определенный период времени бить свою семью и практически избегать наказания, рассказал в эфире «Эха Москвы» соавтор закона «о профилактике семейно-бытового насилия» Алексей Паршин.

Он подчеркнул, что такая мера сильно ухудшит ситуацию с насилием в семьях.

Госдума действует в совершенно неправильном направлении. Необходимо было увеличивать наказание за побои и вообще любое насилие в семье. Такое мнение «Эху Москвы» высказал журналист Николай Сванидзе.

Он подчеркнул, что законопроект о декриминализации побоев в семье был внесён и продвинут определенными «мракобесными» группами.

Сторонники смягчения ответственности за побои в семье ссылаются на один из опросов ВЦИОМ. Согласно исследованию, более половины россиян выступают против уголовного наказания за однократное избиение родных.

Можно ли давать второй шанс домашним тиранам и надо ли вообще наказывать по всей строгости закона за побои — к этим вопросам сводятся обсуждения нашумевшего законопроекта в разговорах с прохожими. Не спешить с осуждением и наказанием даже того, кто поднял руку на супругу или на своего ребёнка, призывает Максим.

Максим при этом считает недопустимым насилие в семье — по его мнению, каждый случай побоев должен иметь последствия, другой вопрос — какие. Зато Светлана не допускает никакого снисхождения для тех, кто побивает родных единожды за год.

Похожего мнения придерживается и Андрей. Формулировки законопроекта он считает расплывчатыми и категорически отвергает доводы сторонников инициативы, которые уверяют, будто таким образом защищают родителей от наказаний за отшлёпанных детей.

Андрей в целом не лучшего мнения о законотворческой деятельности отечественного парламента — равно как и Яков, который не понимает, какой смысл в подобных инициативах в реальном мире.

Примечательно, что даже среди сторонников сурового наказания за побои в семье оказалось немало тех, кто категорически выступает против заключения домашних тиранов под стражу. Изоляция от общества кажется этим людям не меньшим насилием над личностью.

Согласно опросу ВЦИОМ, каждый десятый россиянин лично сталкивался с насилием в семье. Такой же процент респондентов выступает за реальное заключение домашних тиранов.

echo.msk.ru

Разное

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Семейный блог Ирины Поляковой Semyablog.ru® 2019. При использовании материалов сайта укажите, пожалуйста, прямую ссылку на источник.Карта сайта