Функциональная неграмотность это – Функциональная неграмотность: причины и последствия

Функциональная неграмотность: причины и последствия

Функциональная неграмотность (Functional illiteracy) существует не только в России, но и во всех развитых странах. Причин этой проблемы много, а решения лежат на поверхности.

Текст: Владимир Равилов · 01-05-2016 12-09-2018 Good-Tips.PRO Функциональная неграмотностьФункциональная неграмотность: причины и последствия. Источник: news.jrn.msu.edu

Функциональная неграмотность (англ. functional illiteracy) имеет множество синонимов, которые употребляются реже, но имеет схожее значение, например: вторичная неграмотность (англ. secondary illiteracy), полуграмотность (англ. semiliterate), дислексия (англ. dyslexic) и так далее.

Независимо от употребляемого термина, функциональная неграмотность, подразумевает неумение правильно понимать прочитанные тексты и неумение написать сложный и связный текст, дополненные неумением ясно выражать свои мысли и чувства.

Функциональная неграмотность не имеет ничего общего с обычной неграмотностью, когда человек, банально, не умеет читать, писать и считать. Нет, функционально неграмотные люди могут быстро и внятно читать, писать под диктовку, считать на калькуляторе и даже в уме, но все эти действия они выполняют неохотно, с трудом, каждый раз избегая чтения, письма и счета.

Приведу пример. Я работаю преподавателем в колледже (средне-профессиональное образование) и преподаю геодезию, довольно сложный для понимания предмет. Студенты, выпускники школы, пришедшие в колледж после 9 класса. В данный момент им всем около 18 лет. Дети городские, практически все из Уфы.

Что я вижу и слышу на лекциях? Я вижу и слышу людей, которые умеют читать, но не понимают смысла прочитанного, умеют говорить, но не могут выражать свои мысли чётко и связно. Также студенты не могут объяснить элементарных вещей, глядя на наглядное пособие, на котором уже все написано и разжевано, например, на плакат или на прибор.

Этой статьи не было бы, но из четырех десятков студентов трудно выделить детей, хорошо понимающих предмет. Доходит до смешного, например, приглашаю студента к прибору и объясняю его устройство «на пальцах», используя разговорные термины. Студент вроде все понимает, кивает головой, шевелит губами пытаясь запомнить. Затем прошу повторить сказанное несколько минут назад и получаю молчание и ступор. Если же объяснять устройство инструмента на чертежах, используя научную терминологию, то результат вообще нулевой.

Диагноз «Функциональная неграмотность»

Диагностировать функциональную неграмотность у собеседника очень легко. Есть, по меньшей мере, десять признаков, по которым поставить диагноз просто и легко.

  1. Человек избегает сложных задач, уверен собственной беспомощности в решении проблемы, повторяет одни и те же ошибки.
  2. Человек находит миллион причин, чтобы не нагружать мозги сложными, интеллектуальными задачами
  3. Человек гордится тем, что не любит читать и не читает даже газет.
  4. Человек просит объяснить смысл простейшей инструкции или условие задачи.
  5. Если, функционально неграмотного, заставить читать, то у него срочно начинает болеть голова, живот или глаза. «Больной» находит миллион причин, чтобы отвлечься.
  6. При чтении человек шевелит губами, пытаясь понять смысл прочитанного текста.
  7. Человек испытывает трудности при выполнении действий по заранее готовому сценарию, инструкции, алгоритму.
  8. Человек не может задавать вопросы и поддерживать дискуссию по ранее прочитанному материалу.
  9. Человек читает одно, а понимает совершенно другое.
  10. Сталкиваясь со сложностями в понимании текста или смысла задачи, человек либо объявляет себя беспомощным (нисколько не стесняясь этого), либо ведет себя агрессивно, по отношению к тому, кто его нагружает такими сложностями.

В чем причина функциональной неграмотности

На мой взгляд, причина функциональной неграмотности лежит на поверхности. С одной стороны информации стало слишком много, а с другой стороны она стала проникать в мозг человека, минуя мышление и критическое восприятие. Например, телевизионные передачи, почти всегда сделаны таким образом, что сказанное и показанное в них проникает в мозг напрямую, минуя все фильтры. Это хорошо для пропаганды и рекламы товаров и услуг, но плохо для последующего обучения человека.

Вредное влияние телевидения дополняется разрушающим действием интернета. Для большинства моих знакомых весь интернет уже давно заключается в соцсетях. Когда ко мне обращаются с просьбой починить интернет, то, скорее всего, проситель просто не может зайти на сайт социальной сети.

Вышеупомянутые студенты иногда напоминают бродячих животных, которых заели вши и блохи. Смартфоны и планшеты непрерывно зудят вибратором и мигают светодиодами, мешая сосредоточить оставшиеся мозги на предмете изучения. Студенты, то и дело, тянут руки в карманы, под парту и вообще напоминают мужчин, играющих в «карманный бильярд».

Ругаться бесполезно. Человек, у которого отняли цацку, с которой он даже в туалет ходит, не будет более сосредоточен на предмете, так как его мысли далеко в переписке с тремя, а то и десятью объектами. Преподаватель становится на уровень жандарма, но предмет от этого лучше не усваивается. А потому надо отбивать интерес к переписке в стенах учебного заведения, но как это сделать? Как привить гигиену умственного труда человеку, которого развращали телевизором и смартфоном долгие годы?

Ликвидация неграмотности. Источник: ВикипедияЛиквидация неграмотности. Источник: Википедия

В докладе «Нация в опасности» Национальная комиссия приводит следующие цифры, которые рассматриваются ею в качестве «индикаторов риска»: около 23 млн. взрослых Америки являются функционально неграмотными, им трудно справиться с простейшими задачами ежедневного чтения, письма и счета, около 13% всех семнадцатилетних граждан США могут считаться функционально неграмотными.

Функциональная неграмотность среди юных может возрасти до 40%; многие из них не обладают целым рядом интеллектуальных навыков, которые можно было бы ожидать от них: около 40% не могут сделать выводы из текста, только 20% могут написать сочинение, где будет убедительная аргументация, и только 1/3 из них может решить математическую задачу, требующую поэтапных действий [3].

Согласно Д. Козол (1985), данные из различных источников показывают, что примерно от 60 до 80 млн. американцев являются неграмотными или полуграмотными: от 23 до 30 млн. американцев полностью неграмотны, т.е. фактически не могут читать или писать; от 35 до 54 млн. полуграмотны — их читательские навыки и умение писать гораздо ниже, чем это необходимо, чтобы «справиться с ответственностью ежедневной жизни».

Автор приводит убедительные сведения о том, как «неграмотность берет тяжелую пошлину с нашей экономики, влияет на нашу политическую систему, и, что еще более важно, на жизнь неграмотных американцев» [4].

По мнению исследователей, эта проблема особенно тяжела тем, что носит латентный характер. Взрослые обычно стремятся скрыть дефекты своего образования и воспитания — неумение, незнание, плохой уровень информативности и другие навыки и качества, которые мешают преуспеванию в современном информационном обществе.

Функционально неграмотному человеку действительно приходится нелегко даже на бытовом уровне: например,

  • ему трудно быть покупателем и выбрать необходимый товар (т.к. эти люди ориентируются не на сведения о товаре, указанные на упаковке, а только на этикетки),
  • трудно быть пациентом (т.к. при покупке лекарства непонятна инструкция по его применению — каковы показания и противопоказания, побочные эффекты, правила применения и так далее),
  • сложно быть путешественником (ориентироваться в дорожных указателях, планах местности и другой подобной информации, если он не был ранее в этом месте; проблемой является посчитать заранее и спланировать дорожные расходы и т.д.).

Среди других проблем: оплата счетов, заполнение налоговых квитанций и банковских документов, оформление почтовых отправлений и писем и проч.

Функционально неграмотные испытывают проблемы, связанные с воспитанием детей: порой не могут прочитать письмо учителя, боятся визита к нему, им трудно помочь ребенку с выполнением домашнего задания и т.д. Проблемы с бытовыми электроприборами, невозможность разобраться в инструкциях к ним, ведут к их порче, а иногда и к бытовым травмам хозяев.

Функционально неграмотные не могут работать с компьютерами и другими аналогичными системами. По мнению специалистов, функциональная неграмотность является одной из главных причин безработицы, аварий, несчастных случаев и травм на производстве и в быту. Потери от нее составили, по расчетам специалистов, около 237 млрд. долларов [5].

В.П. Чудинова

Функциональная неграмотность — проблема развитых стран. 1994

Не можешь победить — возглавь!

Функциональную неграмотность невозможно победить в одиночку — это факт. Бесполезно запрещать и читать лекции о просвещении, потому как функционально неграмотный человек пропустит ваши сентенции мимо ушей, не поняв их смысла. Что же делать? Надо использовать такое положение дел в собственных коммерческих интересах. Что многие и делают, в том числе и на государственном уровне.

Людям, страдающим от функциональной неграмотности, а их ныне большинство, продают дорогущие кредиты, впаривают ненужные вещи, ими управляют на каждом шагу при помощи маркетинговых манипуляций, а также используют в качестве мишени для пропагандистского воздействия любого рода.

Это очень выгодно! С каждым годом функционально неграмотных людей становится все больше. Школа и вузы не решают ликвидации функциональной безграмотности. А значит, если тенденция по оболваниванию масс сохранится, то вскоре небольшой процент высокообразованных и полноценно грамотных людей будет прекрасно существовать, направляя массы в нужную сторону. Это наблюдается и сейчас, но эффект разбавлен большим количеством грамотного населения, получившего достойное «советское» образование. Когда эти люди уйдут, останутся лишь массы функционально безграмотных, увы.

Дарья Сокологорская приводит пример инструкции для маркетологов по работе с функционально неграмотным населением:

  1. Они гораздо хуже воспринимают абстрактные и обезличенные тексты, чем прямые обращения в духе «ТЫ записался добровольцем?». Надо составлять адресное сообщение, более императивное, более персонализированное. Считается, что это самое важное и эффективное правило работы с безграмотной аудиторией. Вы согласны, ведь так?
  2. Следует использовать слова из повседневного словаря, желательно не больше 3-4 слогов. Не надо всех этих длинных сложносоставных слов на манер немецкого языка. Надо избегать наукообразных слов (все равно им не понять нашего дискурса), технических и медицинских терминов. Желательно избегать слова, допускающие разночтение как по семантике, так и по коннотации. Нельзя использовать наречия типа «скоро», «редко», «часто» — поскольку таким людям важно знать, как скоро и как редко.
  3. Аббревиатуры давать полностью, «и т.д.» заменять на нормальное «и так далее», N.B. на полях вообще не писать. Вводные слова тоже надо исключать, хотя, конечно, жаль.
  4. Разбивать информацию в виде красивых блоков. Побольше абзацев, никакой простыни из текста. Расшифровывать статистику и графы с цифрами такие люди, как правило, не планируют в принципе.
  5. Предложения не должны превышать 20 слов. Заголовки тоже должны быть короткими и емкими.
  6. Хотели разнообразить свой текст синонимами? Хрен. Таких читателей появление новых слов только запутывает. И то, что вы в начале текста назвали «машинами», не должно вдруг становиться «автомобилями».
  7. Самая важная информация выносится в лид статьи, в самое начало, поскольку велик риск, что если даже читатель доберется до конца, то вот здоровье и восприятие у него будут уже не те.
  8. Текст надо разбавлять щедрыми пробелами, картиночками, выносками — все ради того, что читателя не отпугнула мрачная стена сплошного текста.
  9. Аккуратнее с картинками. Не должно быть никаких декоративных элементов, иллюстраций, перетягивающих на себя внимание. Между прочим, в социальной рекламе для такой аудитории рекомендуют не использовать, скажем, фотографии курящих беременных женщин или бухих синяков, лежащих под лавкой. Нужно показывать только то, что вы от аудитории хотите.

Что же делать?

Причины функциональной неграмотности лежат на поверхностиПричины функциональной неграмотности лежат на поверхности. Источник: www.ask.com

В борьбе с функциональной неграмотностью нет простых рецептов. Заметив симптомы функциональной неграмотности у своего ребенка, надо принимать меры, не дожидаясь разрастания проблемы.

  • Надо ограничивать использование гаджетов — смартфонов, планшетов.
  • Надо устанавливать ограничения на посещение соцсетей и бесполезных форумов.
  • Мешают компьютерные игры? Надо ограничивать время или вовсе запретить.
  • Надо ограничивать просмотр телевизионных программ до минимума.
  • Надо переключать интерес человека на реальный мир и стараться выводить мозг из спящего состояния.

Это далеко не полный перечень первоочередных мер по локализации проблемы функциональной неграмотности. Борьба с этим злом должна вестись на всех направлениях, а значит причины любых проявлений функциональной неграмотности должны устраняться. Специалисты утверждают, что борьба с безграмотностью имеет смысл до 10-ти летнего возраста.

Надо ставить пароли на гаджеты детей? Значит ставьте! Предприниматель Крис Андерсон вообще делал так, чтобы дети не могли использовать гаджеты более двух часов в день: «Мои дети обвиняют меня и жену в том, что мы фашисты, которые слишком озабочены технологиями. Они говорят, что ни один из их друзей не имеет подобных ограничений в своей семье. Это потому, что я вижу опасность чрезмерного увлечения интернетом как никто другой. Я видел, с какими проблемами столкнулся я сам, и я не хочу, чтобы эти же проблемы имели мои дети»

Вот что пишет Дарья Сокологородская:

«Будем честны, до сих пор общество не выработало определенной информационной культуры. Наоборот, все становится хуже год от года по мере того, как коммерчески ориентированные структуры захватывают информационное пространство. Отделам рекламы и SMM-маркетинга нужны потребители. А кто еще может стать лучшим потребителем, чем функционально неграмотный человек? Пусть у этих людей низкий доход, но их легион, а из—за низкого IQ они легко поддаются манипуляциям. Например, подавляющее большинство кредитных должников — люди, которые не в состоянии правильно прочитать банковский договор, прикинуть порядок выплат и рассчитать собственный бюджет.

Нищета порождает нищету. В том числе и в интеллектуальной сфере. Я часто вижу, как молодые родители, чтобы избавиться от ребенка хоть на полчасика, дают ему планшетку с играми. И это в полтора-два года. Лично я начала играть и зависать перед телеком лет в пять-шесть, но к тому моменту у меня в сознании уже были сформированы приемы информационной самозащиты. Я умела отфильтровавать рекламный мусор и критично относиться к любым образам на экране. Я могла сконцентрироваться на чтении одной книги на протяжении долгих часов. А ранний доступ к несущим удовольствие и релаксацию информационным потокам ведет к стремительной деградации и атрофии синтетических функций мышления».

Что делать со взрослым населением? Здесь, на мой взгляд, действует правило: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Исправить недочеты взрослого мозга может лишь сам владелец запущенной черепной коробки. В конце концов, если вы дочитали эту статью до конца, то функциональной неграмотности у вас точно нет и теперь вы точно знаете, что надо предпринять.

Источники:

  1. В.П. Чудинова «Функциональная неграмотность — проблема развитых стран» 
  2. Дарья Сокологородская. Функциональная неграмотность — Syg.ma 

good-tips.pro

Почему вокруг одни идиоты или что делать с функциональной неграмотностью

Мы привыкли всё примерять на себя, опираться на собственный опыт. По себе меряем людей, с которыми общаемся, ожидая от них схожего (или хотя бы адекватного) уровня понимания.

Мы закладываем высокий уровень ожиданий в создаваемые нами продукты. Нам очень хочется быть понятыми. И чтобы наши сервисы, товары или услуги были востребованы. Но что-то упорно идёт не так.

Прежде чем расстраиваться и обижаться, задайте себе вопрос: а в состоянии ли ваш собеседник вас понять? И готова ли ваша аудитория адекватно оценить то, что вы им предлагаете?

Немного Росстата

Образованность наших сограждан

Среди руководителей:
66% – с высшим образованием 
20% – со средним профессиональным образованием
6% – с начальным профессиональным образованием
6% – с общим средним образованием

В Москве процент людей с высшим образованием выше, чем в России в целом: 42% против 23%.

Среди москвичей 1981–85 гг. рождения высшее образование есть у 57% (37% в России в целом). Но Москва почти исчерпана и мы идем в регионы.

График образованности по стране (перепись населения 2010) выглядит так:

23% — высшее
5% — неполное высшее
31% — среднее профессиональное
6% — начальное профессиональное
18% — среднее полное
17% — среднее общее и ниже

Еще раз: в России 77% населения не имеют высшего образования.

Хотят ли?

По опросам Росстата, ¾ выпускников обычных школ и почти 90% учащихся гимназий собираются поступать в вузы. С возрастом желание учиться падает: среди 20-24 летних 2/3 не учатся нигде.

Самый популярный вид досуга в стране – питание: 40% ходят в ресторан, кафе и бар и считают досугом именно это.

72% россиян не имеют загранпаспорта, а более 50% наших сограждан вообще никогда не были в туристической поездке или на экскурсии. Просто штрих к портрету.

А тенденции?

Представление о том, что среди тех, кому сейчас 16–20 лет, высшее образование получают практически все, также иллюзорно. В совместном исследовании Росстата с профессором Высшей школы экономики Алексеем Макаровым выяснилось, что около 50% детей, родившихся в 1994 г., закончили 11-й класс средней школы. Остальные после 9-го класса ушли из школы в систему профессионального образования. Часть их них, окончив техникум, поступит в вузы, однако едва ли и в этой возрастной когорте людей с высшим образованием будет больше 50%.

Вывод №1: большая часть нашей аудитории – без высшего образования. Даже руководители бизнесов и прочие менеджеры высшего звена далеко не все окончили вуз. 
В это сложно поверить, просто запомните и смиритесь.

Функциональная неграмотность

Функциональная неграмотность — понятие, появившееся в 90-ые годы XX века. Означает неспособность человека читать и писать на уровне, необходимом для выполнения простейших общественных задач; в частности, неумении читать инструкции, находить нужную в деятельности информацию.

Функциональную неграмотность в XXI веке называют цивилизационным риском, поскольку именно она приводит к «человеческому фактору» — неумению верно воспринять инструкцию по использованию оборудования, машины или инструмента, что приводит к несчастным случаям вплоть до техногенных катастроф.

Масштаб функциональной неграмотности

При исследовании функциональной неграмотности тестируется качество понимания текста и присваивается один из пяти уровней глубины усваивания информации. Девятилетние российские дети демонстрируют великолепные результаты, Россия занимает первые места наряду с Сингапуром и другими странами-лидерами в сфере образования. Однако российские школьники в возрасте 15 лет, которые уже должны готовиться выйти в социум, показывают одни из самых низких результатов в Европе на протяжении последних 14 лет. Российские подростки доходят только до второго уровня понимания, а, например, школьники из Шанхая – до пятого уровня, а места в первой пятерке стабильно удерживают Австралия, Финляндия и Южная Корея.

В 2003 году в России проводили обследование 15-летних школьников. 
Достаточными навыками чтения обладали 36%. Из них 25% учащихся были способны выполнять только задания средней сложности, например, обобщать информацию, расположенную в разных частях текста, соотносить текст со своим жизненным опытом, понимать информацию, заданную в неявном виде. Способность понимать сложные тексты, критически оценивать представленную информацию, формулировать гипотезы и выводы продемонстрировали только 2% российских учащихся. Сейчас этим людям 28 лет.

А как дела обстоят в мире?

Если вам интересно, то вот расширенная картина мира.

В 1985 году в США подготовили аналитику, из которой выходило, что от 23 до 30 млн. американцев неграмотны полностью, а от 35 до 54 млн. полуграмотны — их читательские навыки и умение писать гораздо ниже, чем это необходимо, чтобы «справиться с ответственностью ежедневной жизни».

В 2003 году, доля граждан США, чьи навыки письма и чтения были ниже минимума, составила 43%, то есть уже 121 млн. Прогресс…

В Германии, по данным сенатора по вопросам образования Сандре Шеерес, 7,5 миллионов человек (14% взрослого населения) можно назвать малограмотными. Только в Берлине таких людей живет 320.000.

В 2006 г. отделение британского Министерства образования сообщило, что 47% школьников бросили школу в 16 лет, не достигнув базового уровня в математике, и 42% не в состоянии достигнуть базового уровня родного языка. Ежегодно британские средние школы отправляют в жизнь 100.000 функционально неграмотных выпускников.

Несколько лет назад во Франции определили, что 20% образованного населения функционально неграмотны, и это представляет опасность для развития страны.

Перспективы?

Функциональная неграмотность формируется не только в детстве. Она может настигнуть и вполне взрослого человека, которого поглотила рутина монотонного существования. Взрослые и старики утрачивают навыки чтения и мышления, если они не требуются им в повседневной жизни.

Люди, страдающие функциональной неграмотностью, узнают слова, но не умеют декодировать язык, находить в нем художественный смысл или техническую пользу.

Некоторые исследователи считают, что функциональная неграмотность хуже даже обычной безграмотности, поскольку указывает на более глубокие нарушения в механизмах мышления, внимания и памяти.

Свойства и признаки функционально неграмотных

1) избегают сложных задач, заранее уверены в провале, не имеют мотивации браться за более трудные задачи, повторяют одни и те же системные ошибки.
2) часто пытаются откреститься от любых интеллектуальных задач, ссылаясь то на насморк, то на занятость, то на усталость.
3) честно признаются, что не любят читать.
4) просят других людей объяснить им смысл текста или алгоритм задачи.
5) попытки чтения связаны с суровой фрустрацией и нежеланием этого делать. При чтении стремительно возникают психосоматические проблемы: могут разболеться глаза, голова, сразу появляется желание отвлечься на что-нибудь более важное.
6) при чтении часто артикулируют губами или даже озвучивают прочтенное.
7) испытывают трудности при выполнении любых инструкций: от упражнений по шейпингу до ремонта ядерного реактора.
8) не умеют выстраивать и задавать вопросы по прочтенному материалу. Не могут полноценно участвовать в дискуссиях.
9) демонстрируют очень заметную разницу между понятым на слух и понятым от чтения.
10) на проблему, вызванную собственным непониманием, реагируют либо выученной беспомощностью, либо наездом на окружающих, так как не до конца понимают, кто же все–таки прав, а кто виноват.

Если 40 лет назад ученые искали способ бороться с функциональной неграмотностью, то теперь они ищут пути взаимодействия с ней. Настолько диагноз стал всеобщим.

Вывод №2: большинство населения России – функционально неграмотные. Учитывайте это в работе.

Понятийное мышление

Понятийное мышление можно определить через три важных момента. Первый — умение выделять суть явления, объекта. Второй — умение видеть причину и прогнозировать последствия. Третий — умение систематизировать информацию и строить целостную картину ситуации.

Те, кто обладает понятийным мышлением, адекватно понимают реальную ситуацию и делают правильные выводы, а те, кто не обладают… Они тоже уверены в правильности своего видения ситуации, но это их иллюзия, которая разбивается о реальную жизнь. Их планы не реализуются, прогнозы не сбываются, но они считают, что виноваты окружающие люди и обстоятельства, а не их неправильное понимание ситуации.

Степень сформированности понятийного мышления можно определить с помощью психологических тестов.

Пример из практики:

«Рассмотрим задачу из тестирования детей шести-семи лет, с которым не всегда справляются и взрослые: синица, голубь, птица, воробей, утка. Что лишнее?

К сожалению, многие говорят, что утка. У меня были недавно родители одного ребенка, горячились, доказывали, что утка – правильный ответ. Папа – юрист, мама – учитель. Я их спрашиваю: «Почему утка?» А они отвечают: «Потому что она большая, а птица, птичка, — это что-то маленькое». А как же страус, пингвин? А никак, у них в сознании закреплен образ птицы как чего-то маленького, и они полагают свой образ универсальным».

Руководитель лаборатории социальной психологии СПбГУ, глава центра «Диагностика и развитие способностей» Людмила Ясюкова.

По некоторым оценкам, плноценным понятийным мышлением обладают менее 20% людей.

Как правило, это те, кто изучал естественные и технические науки, научился операциям выделения существенных признаков, категоризации и установления причинно-следственных связей. По жизни сформировать понятийное мышление невозможно, оно приобретается только в ходе изучения наук, поскольку сами науки построены по понятийному принципу: в их основе базовые понятия, над которыми выстраивается пирамида науки.

Вывод №3: большинство людей не имеют сформированного понятийного мышления, обобщают от частного к частному, а не по существенному признаку, и не видят причинно-следственные связи.

Клиповое мышление

Термин «клиповое мышление» появился в середине 1990-х годов и первоначально означал особенность человека воспринимать мир через короткие яркие образы и послания теленовостей или видеоклипов. Слово «clip» переводится с английского как фрагмент текста, вырезка из газеты, отрывок из видео или фильма.

Обладатель клипового мышления не может анализировать ситуацию, поскольку любая информация не задерживается в его сознании и быстро сменяется новой.
В ходе эксперимента старшеклассникам предложили ответить на ряд элементарных вопросов из программы предыдущих классов. Результаты показали, что коэффициент усвоения знаний у школьников — 10 %.

Вывод №4: феномен клипового мышления изучен недостаточно. У него выделяют как минусы, так и плюсы, поэтому ограничимся фиксированием факта: людям сложно сосредоточенно воспринимать длинные куски информации, будь то текст или видео.

Эффект Даннинга–Крюгера

Люди с узким кругозором и неразвитым интеллектом не способны понять, что решения, которые они принимают, ошибочны. Для осознания своей слабости в их голове просто недостаточно данных. Талантливые люди, напротив, полны сомнений в своих силах.

Этот эффект был экспериментально подтвержден в 1999 году сотрудниками кафедры психологии Корнелльского университета (США) Дэвидом Даннингом и Джастином Крюгером. В ходе исследования они установили, что профаны не только переоценивают свою компетентность, но и не способны к адекватной оценке специалистов, которые обладают подлинно высоким уровнем квалификации в той же области. Большинство «недалёких» оставались при своем мнении даже после того, как им указывали на их ошибки и логически обосновали их неправоту. Эффект Даннинга–Крюгера неоднократно подтверждался другими исследователями.

Что делать?

Вспомним ученых, которые перестали бороться и начали учиться адаптироваться к новым условиям.

В исследовании Literacy in the Adult Client Population — Jones & Bartlett Publishers приводились рекомендации, как писать тексты для функционально неграмотных людей.

Рекомендации по оформлению текстов следующие:

1) Составлять адресное, императивное, персонализированное сообщение в духе «ты записался добровольцем?». Неграмотные люди гораздо хуже воспринимают абстрактные и обезличенные тексты, чем прямые обращения.

2) Следует использовать слова из повседневного словаря, желательно не больше 3-4 слогов. Избегать наукообразных слов, технических и медицинских терминов. Желательно избегать слова, допускающие разночтение как по семантике, так и по коннотации. Нельзя использовать наречия типа «скоро», «редко», «часто» — поскольку таким людям важно знать, как скоро и как редко.

3) Предложения не должны превышать 20 слов.

4) Заголовки должны быть короткими и емкими.

5) Самая важная информация выносится в лид статьи, в самое начало.

6) Необходимо разбивать информацию в виде красивых блоков. Побольше абзацев, никакой простыни из текста. Текст надо разбавлять щедрыми пробелами, картиночками, выносками — все ради того, чтобы читателя не отпугнула мрачная стена сплошного текста.

7) Аккуратнее с картинками. Не должно быть никаких декоративных элементов, иллюстраций, перетягивающих на себя внимание. В социальной рекламе для такой аудитории рекомендуют не использовать фотографии курящих беременных женщин или пьяниц, лежащих под лавкой: нужно показывать только то, что вы от аудитории хотите.

8) Всегда расшифровывать статистику и графы с цифрами.

9) Аббревиатуры давать полностью, «и т.д.» заменять на «и так далее», N.B. на полях вообще не писать. Вводные слова тоже надо исключать, хотя, конечно, жаль.

10) Осторожнее с синонимами. Таких читателей появление новых слов только запутывает, поэтому то, что вы в начале текста назвали «машинами», не должно вдруг становиться «автомобилями».

Педагогические дизайнеры электронного обучения добавляют следующие рекомендации:

1) Видео-фрагмент должен занимать 6-12 минут и представлять собой одну законченную мысль.
2) Во время видео желательно давать микро-тесты на понимание пройденного материала.
3) Контент необходимо чередовать: после сложного материала разряжать атмосферу чем-то простым, интересным. В аудитории грамотные лекторы раз в 15 минут рассказывали анекдот, это – аналог.

Эти же рекомендации можно использовать и в повседневном общении, и в формулировании продуктов.

Почему мне так важно поделиться этим с вами?

Всё вышеизложенное — не мои мысли, это коллаж из прочитанного и узнанного ранее.

В «Маленьком принце» есть эпизод, где король говорит мальчику: «если я прикажу какому-нибудь генералу порхать бабочкой с цветка на цветок, или сочинить трагедию, или обернуться морской чайкой и генерал не выполнит приказа, кто будет в этом виноват – он или я?» Мы часто требуем от людей невозможного. И если они не дают нам этого, не реагируют на нас ожидаемым образом, то их ли это вина?

Если вы читаете этот текст, то с большой долей вероятности вы принадлежите к исчезающе-малому сегменту людей, которые еще способны думать. Но большинство остальных — не такие. Вы можете относиться к безграмотным с сожалением или презрением, с сочувствием или снобизмом, но вы, если добрались до конца этого текста, уже не сможете игнорировать тот факт, что некоторые люди не могут вас понять. Физически. Никогда. И если ваша цель — донести до них свою мысль, то это вам придётся изучать новый язык. Даже если это — язык глупости.

Вывод №5: на рынке победит не та компания, где больше инвестиций, и не та, где лучше специалисты, и даже не та, где самая слаженная команда. Победит та компания, в которой сотрудники засунут своё ценное, экспертное, оригинальное мнение себе в *адницу, а лицом повернутся к людям. К таким людям, какие у нас есть.

hr-portal.ru

espello: Функциональная неграмотность

   Учёные бьют тревогу: способность понимать тексты, критически оценивать представленную информацию, формулировать гипотезы и выводы демонстрируют только 2% российских учащихся. Ситуация в мире не лучше, причем не только среди школьников. О том, что такое функциональная безграмотность, рассказывает колумнист Дарья Сокологорская  http://syg.ma/.

                Новые неграмотные: образование ни при чём

   О функциональной неграмотности начали задумываться на Западе где-то в 80-х годах прошлого века. Проблема заключалась в том, что несмотря на повальную грамотность, люди не умнели, а все хуже справлялись с профессиональными обязанностями. Несколько исследований показали, что хотя люди формально умеют читать и писать — они не понимают смысл прочтённой книги или инструкции, не могут написать логически связный текст.

   Люди, страдающие функциональной неграмотностью, узнают слова, но не умеют декодировать язык, находить в нем художественный смысл или техническую пользу. Поэтому читатели и зрители из них никудышные — они предпочитают самую грубую и прямолинейную поп-культуру.
   Некоторые исследователи считают, что функциональная неграмотность хуже даже обычной безграмотности, поскольку указывает на более глубокие нарушения в механизмах мышления, внимания и памяти.
  Можно взять нигерийского негра, обучить его научным премудростям, и из него выйдет смышлёный человек. Потому что в его голове все познавательные и мыслительные процессы протекают адекватно.

   Появление функциональной неграмотности в развитых западных странах совпало с первыми ощутимыми шагами данных государств к переходу в информационное общество. Знания и талант быстро ориентироваться в незнакомой среде стали критериями социального роста индивида. В MIT (как вы помните, там учился сам Гордон Фримен), был создан график рыночной стоимости сотрудника в зависимости от продвижения по двум шкалам. Первая — решение рутинных, повторяющихся действий, воспроизведение, простая усидчивость. А второе — умение выполнять сложные операции, не имеющие готового алгоритма.
   Если человек способен находить новые пути решения задачи, если он может на основе разрозненных данных построить работающую модель — то он является функционально грамотным. Соответственно, функционально неграмотные люди приспособлены только к труду кассиров и дворников, и то под надзором. Они непригодны к эвристической деятельности.

   В 1985 году в США подготовили аналитику, из которой выходило, что от 23 до 30 млн. американцев неграмотны полностью вообще, а от 35 до 54 млн. полуграмотны — их читательские навыки и умение писать гораздо ниже, чем это необходимо, чтобы «справиться с ответственностью ежедневной жизни».
   В 2003 году, доля граждан США, чьи навыки письма и чтения были ниже минимума, составила 43%, то есть уже 121 млн.

   В Германии, если верить сенатору по вопросам образования Сандре Шеерес, 7,5 миллионов человек (14% взрослого населения) можно назвать малограмотными. Только в Берлине таких людей живет 320 тысяч.

   В 2006 г. отделение британского Министерства образования сообщило, что 47% школьников бросили школу в 16 лет, не достигнув базового уровня в математике, и 42% не в состоянии достигнуть базового уровня английского языка. Ежегодно британские средние школы отправляют в жизнь 100 тысяч функционально неграмотных выпускников.

   Посмеялись над империалистами? Теперь посмеемся над собой. В 2003 году у нас по школам собирали похожую статистику (по-моему, среди 15-летних). Так вот: достаточными навыками чтения обладали всего 36% школьников. Из них 25% учащихся способны выполнять только задания средней сложности, например, обобщать информацию, расположенную в разных частях текста, соотносить текст со своим жизненным опытом, понимать информацию, заданную в неявном виде. Высокий уровень грамотности чтения: способность понимать сложные тексты, критически оценивать представленную информацию, формулировать гипотезы и выводы продемонстрировали только 2% российских учащихся.

   Надо признать, что мы живем в мире функционально неграмотных людей. Я не хочу сказать, что он создан ими, но во многом он создан для них.

                Признаки функциональной неграмотности

   Функциональная неграмотность, разумеется, формируется не только в детстве. Она может настигнуть и вполне взрослого человека, которого поглотила рутина монотонного существования. Взрослые и старики утрачивают навыки чтения и мышления, если они не требуются им в повседневной жизни. Мы ведь в школе и университете тоже проходим миллион всего. А, скажем, химию я вообще не помню, математику — худо-бедно, про историю без википедии под рукой вообще стыдно говорить. К счастью, я пока еще не разучилась организовывать маленькие простые слова в гигантские околонаучные тексты.

   Впрочем, это всё скучно. Давайте лучше займемся изучением функциональной неграмотности на практике, а именно, вычленим её главные свойства и признаки.

   Функционально неграмотные граждане избегают сложных задач, заранее уверены в провале, не имеют мотивации браться за более трудные задачи, повторяют одни и те же системные ошибки.

   Такие люди часто пытаются отмазаться от любых интеллектуальных задач, ссылаясь то на насморк, то на занятость, то на усталость. Честно признаются, что не любят читать.
   Просят других людей объяснить им смысл текста или алгоритм задачи.
   Попытки чтения связаны с суровой фрустрацией и нежеланием этого делать. При чтении стремительно возникают психосоматические проблемы: могут разболеться глаза, голова, сразу появляется желание отвлечься на что-нибудь более важное.

   Наши функционально безграмотные при чтении часто артикулируют губами или даже озвучивают прочтённое.

   Испытывают трудности при выполнении любых инструкций: от упражнений по шейпингу до ремонта ядерного реактора.

   Неумение выстраивать и задавать вопросы по прочтённому материалу. Не могут полноценно участвовать в дискуссиях.

Очень заметная разница между понятым на слух и понятым от чтения.

   На проблему, вызванную собственным непониманием, реагируют либо выученной беспомощностью, либо наездом на окружающих, так как не до конца понимают, кто же всё-таки прав, а кто виноват.

   Дополнительная сложность в том, что навык чтения и письма имеет прямую связь с умением производить какой-либо информационный контент. Фактически, отвечает за креативность в сетевом понимании термина.

                                   Массов

cont.ws

Функциональная неграмотность: morseg — LiveJournal

Функциональная неграмотность подразумевает неумение правильно понимать прочитанные тексты и написать сложный и связный текст, дополненные неумением ясно выражать свои мысли и чувства. Функциональная неграмотность не имеет ничего общего с обычной неграмотностью, когда человек, банально, не умеет читать, писать и считать. Нет, функционально неграмотные люди могут быстро и внятно читать, писать под диктовку, считать на калькуляторе и даже в уме, но все эти действия они выполняют неохотно, с трудом, каждый раз избегая чтения, письма и счета. Некоторые исследователи считают, что функциональная неграмотность хуже даже обычной безграмотности, поскольку указывает на более глубокие нарушения в механизмах мышления, внимания и памяти.

Преподаватели в ВУЗах часто жалуются, что студенты не понимают смысла прочитанного, не могут выражать свои мысли чётко и связно, не могут объяснить элементарных вещей, глядя на наглядное пособие, на котором уже все написано и разжевано. Из десятков студентов трудно выделить детей, хорошо понимающих предмет. Доходит до смешного, например, объясняют студенту устройство прибора «на пальцах», используя разговорные термины. Студент вроде все понимает, кивает головой, шевелит губами пытаясь запомнить. Затем просят повторить сказанное несколько минут назад. Результат — молчание и ступор.

Есть много признаков, по которым поставить диагноз «функциональная неграмотность» просто и легко. Человек избегает сложных задач, уверен в собственной беспомощности при решении проблемы, повторяет одни и те же ошибки, находит миллион причин, чтобы не нагружать мозги сложными, интеллектуальными задачами, гордится тем, что не любит читать и не читает даже газет. Человек просит объяснить смысл простейшей инструкции или условие задачи. Если, функционально неграмотного, заставить читать, то у него срочно начинает болеть голова, живот или глаза. «Больной» находит миллион причин, чтобы отвлечься. При чтении человек шевелит губами, пытаясь понять смысл прочитанного текста, испытывает трудности при выполнении действий по заранее готовому сценарию, инструкции, алгоритму. Человек не может задавать вопросы и поддерживать дискуссию по ранее прочитанному материалу. Человек читает одно, а понимает совершенно другое. Сталкиваясь со сложностями в понимании текста или смысла задачи, он либо объявляет себя беспомощным (нисколько не стесняясь этого), либо ведет себя агрессивно, по отношению к тому, кто его нагружает такими сложностями.

Причина функциональной неграмотности лежит на поверхности. С одной стороны информации стало слишком много, а с другой стороны она стала проникать в мозг человека, минуя мышление и критическое восприятие. Например, телевизионные передачи, почти всегда сделаны таким образом, что сказанное и показанное в них проникает в мозг напрямую, минуя все фильтры. Это хорошо для пропаганды и рекламы товаров и услуг, но плохо для последующего обучения человека. Вредное влияние телевидения дополняется разрушающим действием интернета. Для большинства весь интернет уже давно заключается в соцсетях. Вышеупомянутые студенты иногда напоминают бродячих животных, которых заели вши и блохи. Смартфоны и планшеты непрерывно зудят вибратором и мигают экранами, мешая сосредоточить оставшиеся мозги на предмете изучения.  Ругаться бесполезно. Человек, у которого отняли цацку, с которой он даже в туалет ходит, не будет более сосредоточен на предмете, так как его мысли далеко в переписке с  десятью объектами. Преподаватель становится на уровень жандарма, но предмет от этого лучше не усваивается. Как отбить интерес к переписке в стенах учебного заведения? Как привить гигиену умственного труда человеку, которого развращали телевизором и смартфоном долгие годы?

В докладе «Нация в опасности» Национальная комиссия отметила, что многие молодые люди не обладают целым рядом интеллектуальных навыков, которые можно было бы ожидать от них. Около 40% не могут сделать выводы из текста, только 20% могут написать сочинение, где будет убедительная аргументация, и только 1/3 из них может решить математическую задачу, требующую поэтапных действий. Данные из различных источников показывают, что примерно от 60 до 80 млн. американцев являются либо полностью неграмотными, либо полуграмотными, то есть их читательские навыки и умение писать гораздо ниже, чем это необходимо, чтобы «справиться с ответственностью ежедневной жизни.

В 2003 году в России по школам собирали похожую статистику  среди старшеклассников. Так вот, достаточными навыками чтения обладали всего 36% школьников. Из них 25% учащихся способны выполнять только задания средней сложности, например, обобщать информацию, расположенную в разных частях текста, соотносить текст со своим жизненным опытом, понимать информацию, заданную в неявном виде. Высокий уровень грамотности чтения: способность понимать сложные тексты, критически оценивать представленную информацию, формулировать гипотезы и выводы продемонстрировали только 2% российских учащихся.

Функционально неграмотному человеку приходится нелегко даже на бытовом уровне. Ему трудно правильно выбрать необходимый товар или лекарство. Сложно быть путешественником (ориентироваться в дорожных указателях, планах местности и другой подобной информации). Проблемой является посчитать заранее и спланировать свои расходы, оплатить счета, заполнить налоговые квитанции и банковские документы и проч. Функционально неграмотные испытывают проблемы, связанные с воспитанием детей, им трудно помочь ребенку с выполнением домашнего задания и т.д. Проблемы с бытовыми электроприборами, невозможность разобраться в инструкциях к ним, ведут к их порче, а иногда и к бытовым травмам хозяев. По мнению специалистов, функциональная неграмотность является одной из главных причин безработицы, аварий, несчастных случаев и травм на производстве и в быту.

Функциональную неграмотность невозможно победить в одиночку — это факт. Бесполезно запрещать и читать лекции о просвещении, потому как функционально неграмотный человек пропустит ваши сентенции мимо ушей, не поняв их смысла.

Многие используют такое положение дел в собственных интересах, в том числе и на государственном уровне. Людям, страдающим от функциональной неграмотности, а их ныне большинство, продают дорогущие кредиты, впаривают ненужные вещи, ими управляют на каждом шагу при помощи маркетинговых манипуляций, а также используют в качестве мишени для пропагандистского воздействия любого рода. Это очень выгодно! С каждым годом функционально неграмотных людей становится все больше. Школа и вузы не могут ликвидировать функциональную безграмотность. А значит, если тенденция по оболваниванию масс сохранится, то вскоре небольшой процент высокообразованных и полноценно грамотных людей будет прекрасно существовать, направляя массы в нужную сторону. Это наблюдается и сейчас, но эффект разбавлен большим количеством грамотного населения, получившего достойное «советское» образование. Когда эти люди уйдут, останутся лишь массы функционально безграмотных, увы.

Что же делать? Причины функциональной неграмотности лежат на поверхности. В борьбе с функциональной неграмотностью нет простых рецептов. Заметив симптомы функциональной неграмотности у своего ребенка, надо принимать меры, не дожидаясь разрастания проблемы. Надо ограничивать использование гаджетов — смартфонов, планшетов. Надо устанавливать ограничения на посещение соцсетей и бесполезных форумов. Мешают компьютерные игры? Надо ограничивать время или вовсе запретить. Надо ограничивать просмотр телевизионных программ до минимума. Надо переключать интерес человека на реальный мир и стараться выводить мозг из спящего состояния. Это далеко не полный перечень первоочередных мер по локализации проблемы функциональной неграмотности. Борьба с этим злом должна вестись на всех направлениях, а значит причины любых проявлений функциональной неграмотности должны устраняться. Специалисты утверждают, что борьба с безграмотностью имеет смысл до 10-ти летнего возраста. Надо ставить пароли на гаджеты детей? Значит ставьте!

Будем честны, до сих пор общество не  выработало определенной информационной культуры. Наоборот, все становится хуже год от года по мере того, как коммерчески ориентированные структуры захватывают информационное пространство. Отделам рекламы и SMM-маркетинга нужны потребители. А кто еще может стать лучшим потребителем, чем функционально неграмотный человек? Пусть у этих людей низкий доход, но их легион, а из—за низкого IQ они легко поддаются манипуляциям. Например, подавляющее большинство кредитных должников — люди, которые не в состоянии правильно прочитать банковский договор, прикинуть порядок выплат и рассчитать собственный бюджет. Нищета порождает нищету. В том числе и в интеллектуальной сфере.

Родителям надо позволять детям играть и зависать перед телеком не раньше, чем у них в сознании сформируются приемы информационной самозащиты, умение отфильтровывать рекламный мусор и критично относиться к любым образам на экране. А что делать с взрослым населением? Здесь  действует правило: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Исправить недочеты взрослого мозга может лишь сам владелец запущенной черепной коробки. В конце концов, если вы дочитали эту статью до конца, то функциональной неграмотности у вас точно нет,  и теперь вы точно знаете, что надо предпринять.

morseg.livejournal.com

Функциональная неграмотность » Перуница

Функциональная неграмотность
Давайте поговорим о функциональной неграмотности Начнем, пожалуй, с выдержки из письма одного десятиклассника, подготовившего отзыв на премьеру фильма Л. Бунюэля “Скромное обаяние буржуазии” (1972). Вот, как оно звучало: «Режиссеру платят большие деньги как раз за то, чтобы он нам, зрителям, все объяснил. Чтобы нам все стало понятно, а не чтобы мы сами до всего догадывались… и как же нам понимать, что режиссер имел в виду? Может, он ничего в виду и не имел, а ты за него думай… Надоело. Заумничались очень».

О функциональной неграмотности начали задумываться на Западе где-то в 80-х годах прошлого века. Проблема заключалась в том, что несмотря на повальную грамотность, люди не умнели, а все хуже справлялись с профессиональными обязанностями.

Несколько исследований показали, что хотя люди формально умеют читать и писать, они не понимают смысл прочтенной книги или инструкции, не могут написать логически связный текст. Люди, страдающие функциональной неграмотностью узнают слова, но не умеют декодировать язык, находить в нем художественный смысл или техническую пользу. Поэтому читатели и зрители из них никудышные — они предпочитают самую грубую и прямолинейную поп-культуру.

Некоторые исследователи считают, что функциональная неграмотность хуже даже обычной безграмотности, поскольку указывает на более глубокие нарушения в механизмах мышления, внимания и памяти. Можно взять нигерийского негра, обучить его научным премудростям, и из него выйдет смышленый человек. Потому что в его голове все познавательные и мыслительные процессы протекают адекватно.

Появление функциональной неграмотности в развитых западных странах совпало с первыми ощутимыми шагами данных государств к переходу в информационное общество. Знания и талант быстро ориентироваться в незнакомой среде стали критериями социального роста индивида. В MIT (как вы помните, там учился сам Гордон Фримен), был создан график рыночной стоимости сотрудника в зависимости от продвижения по двум шкалам.

Первая — решение рутинных, повторяющихся действий, воспроизведение, простая усидчивость. А второе — умение выполнять сложные операции, не имеющие готового алгоритма. Если человек способен находить новые пути решения задачи, если он может на основе разрозненных данных построить работающую модель, то он является функционально грамотным.
Соответственно, функционально неграмотные люди приспособлены только к труду кассиров и дворников, и то под надзором. Они непригодны к эвристической деятельности.

В 1985 году в США подготовили аналитику, из которой выходило, что от 23 до 30 млн. американцев неграмотны полностью вообще, а от 35 до 54 млн. полуграмотны — их читательские навыки и умение писать гораздо ниже, чем это необходимо, чтобы «справиться с ответственностью ежедневной жизни».

В 2003 году, доля граждан США, чьи навыки письма и чтения были ниже минимума, составила 43%, то есть уже 121 млн. В Германии, если верить сенатору по вопросам образования Сандре Шеерес, 7,5 миллионов человек (14% взрослого населения) можно назвать малограмотными. Только в Берлине таких людей живет 320.000. В 2006 г. отделение британского Министерства образования сообщило, что 47% школьников бросили школу в 16 лет, не достигнув базового уровня в математике, и 42% не в состоянии достигнуть базового уровня английского языка.

Ежегодно британские средние школы отправляют в жизнь 100 000 функционально неграмотных выпускников.

Посмеялись над проклятыми империалистами? Теперь посмеемся над собой. В 2003 году у нас по школам собирали похожую статистику (по-моему, среди 15-летних). Так, вот достаточными навыками чтения обладали всего 36% школьников. Из них 25% учащихся способны выполнять только задания средней сложности, например, обобщать информацию, расположенную в разных частях текста, соотносить текст со своим жизненным опытом, понимать информацию, заданную в неявном виде.

Высокий уровень грамотности чтения: способность понимать сложные тексты, критически оценивать представленную информацию, формулировать гипотезы и выводы продемонстрировали только 2% российских учащихся.

Функциональная неграмотность, разумеется, формируется не только в детстве. Она может настигнуть и вполне взрослого человека, которого поглотила рутина монотонного существования. Взрослые и старики утрачивают навыки чтения и мышления, если они не требуются им в повседневной жизни.

Мы ведь в школе и университете тоже проходим миллион всего. А скажем, химию я вообще не помню, математика — худо-бедно, про историю без википедии под рукой вообще стыдно говорить.

К счастью, я пока еще не разучилась организовывать маленькие простые слова в гигантские околонаучные тексты.

Впрочем, это все скучно. Давайте лучше займемся изучением функциональной неграмотности на практике, а именно, вычленим ее главные свойства и признаки.

  • 1) Функционально неграмотные граждане избегают сложных задач, заранее уверены в провале, не имеют мотивации браться за более трудные задачи, повторяют одни и те же системные ошибки.

    2) Такие люди часто пытаются отмазаться от любых интеллектуальных задач, ссылаясь то на насморк, то на занятость, то на усталость.

    3) Честно признаются, что не любят читать.

    4) Просят других людей объяснить им смысл текста или алгоритм задачи.

    5) Попытки чтения связаны с суровой фрустрацией и нежеланием этого делать. При чтении стремительно возникают психосоматические проблемы: могут разболеться глаза, голова, сразу появляется желание отвлечься на что-нибудь более важное.

    6) Наши функционально безграмотные при чтении часто артикулируют губами или даже озвучивают прочтенное.

    7) Испытывают трудности при выполнении любых инструкций: от упражнений по шейпингу до ремонта ядерного реактора.

    8) Неумение выстраивать и задавать вопросы по прочтенному материалу. Не могут полноценно участвовать в дискуссиях.

    9) Очень заметная разница между понятым на слух и понятым от чтения.

    10) На проблему, вызванную собственным непониманием, реагируют либо выученной беспомощностью, либо наездом на окружающих, так как не до конца понимают, кто же все–таки прав, а кто виноват.


Дополнительная сложность в том, что навык чтения и письма имеет прямую связь с умением производить какой-либо информационный контент. Фактически, отвечает за креативность в сетевом понимании термина.

Надо признать, что мы живем в мире функционально неграмотных людей. Я не хочу сказать, что он создан ими, но во многом он создан для них. Я вижу это буквально во всем, все стремится к первозданной, детской простоте и навязчивости.

Реклама, Twitter из 140 букв, уровень прессы, уровень литературы. Попробуйте кому-нибудь предложить отрывок из Хайдеггера, Лакана или Томаса Манна. Читать, а уж тем более писать большие, стройные аналитические статьи умеют единицы в процентном соотношении.

Я была удивлена, что эта болезнь не обошла в том числе и медиасферу: нормально пишущие журналисты нынче на вес золота и быстро выбиваются в число редакторов. Просто потому, что у них почти нет конкурентов. Деградация в первую очередь коснулась всех сфер деятельности, так или иначе связанных со словом. И если раньше массу отличал только дурной вкус, то теперь даже эту дрянь ей надо совать на ложечке в виде пережеванного желе без твердых комочков.

Кстати, в исследовании Literacy in the Adult Client Population — Jones & Bartlett Publishers приводились рекомендации, как писать тексты для функционально неграмотных людей, то есть, практически, для всего B2C-сегмента. Прямо советы по копирайту, поскольку большинство рекламных месседжей оформляются по этим законам.

Я с вами поделюсь:

1) Они гораздо хуже воспринимают абстрактные и обезличенные тексты, чем прямые обращения в духе «ТЫ записался добровольцем?». Надо составлять адресное сообщение, более императивное, более персонализированное. Считается, что это самое важное и эффективное правило работы с безграмотной аудиторией. Вы согласны, ведь так?

2) Следует использовать слова из повседневного словаря, желательно не больше 3-4 слогов. Не надо всех этих длинных сложносоставных слов на манер немецкого языка.

Надо избегать наукообразных слов (все равно им не понять нашего дискурса), технических и медицинских терминов. Желательно избегать слова, допускающие разночтение как по семантике, так и по коннотации.

Нельзя использовать наречия типа «скоро», «редко», «часто» — поскольку таким людям важно знать, как скоро и как редко.

3) Аббревиатуры давать полностью, «и т.д.» заменять на нормальное «и так далее», N.B. на полях вообще не писать. Вводные слова тоже надо исключать, хотя, конечно, жаль.

4) Разбивать информацию в виде красивых блоков. Побольше абзацев, никакой простыни из текста. Расшифровывать статистику и графы с цифрами такие люди, как правило, не планируют в принципе.

5) Предложения не должны превышать 20 слов. Заголовки тоже должны быть короткими и емкими.

6) Хотели разнообразить свой текст синонимами? Хрен. Таких читателей появление новых слов только запутывает. И то, что вы в начале текста назвали «машинами», не должно вдруг становиться «автомобилями».

7) Самая важная информация выносится в лид статьи, в самое начало, поскольку велик риск, что если даже читатель доберется до конца, то вот здоровье и восприятие у него будут уже не те.

8) Текст надо разбавлять щедрыми пробелами, картиночками, выносками — все ради того, что читателя не отпугнула мрачная стена сплошного текста.

9) Аккуратнее с картинками. Не должно быть никаких декоративных элементов, иллюстраций, перетягивающих на себя внимание.
Между прочим, в социальной рекламе для такой аудитории рекомендуют не использовать, скажем, фотографии курящих беременных женщин или бухих синяков, лежащих под лавкой. Нужно показывать только то, что вы от аудитории хотите.

Каковы причины функциональной неграмотности? Тут ученые расходятся во мнениях, но лично я уверена, что это связано с увеличившимся числом информационных потоков, обрушившихся на человека. Феномен функциональной неграмотности начал формироваться, условно, в 60-70-е, в момент, когда телевидение стало цветным и массово распространенным.

Я пару лет назад читала какое-то хорошее исследование из Франции, в котором утверждалось, что дети от года до трех, проводящие перед телевизором больше нескольких часов в день, утрачивали часть когнитивных функций.

Я спрашивала знакомых педагогов и педиатров, они в один голос говорят, что дети, рожденные после 2000 года, поголовно страдают от СДВГ, не умеют ни учиться, ни концентрироваться, ни читать. Одновременно с этим наблюдается рост социальной дезадаптации. Детям намного удобнее и привычнее переписывать друг с другом в сети, чем общаться вживую. В Японии уже сформировалась культура геймеров и хикки, не покидающих собственную комнату. Нас это тоже ожидает.

Понимаю, звучит несколько диковинно, что дети одновременно не умеют толком работать с текстами и прозябают в соцсетях, где на тексте все и строится. Но посмотрите лучше на уровень их сообщений. В сети контент генерируют несколько энтузиастов, да сотня-другая коммерческих брендов — остальное сплошной репост. При этом неважно, что репостит человек: котиков или пост про Бодрийяра, это в равно степени может свидетельствовать о функциональной неграмотности.

Не зря же новое поколение сразу прозвали «убивающим раком». Всеобщая грамотность обнажила тот факт, что школьное обучение не всегда дает на выходе компетентных людей.

Однако только с распространением новых каналов коммуникации проблему стало невозможно игнорировать. И если сорок лет назад ученые искали способ бороться с функциональной неграмотностью, то теперь они ищут пути взаимодействия с ней. Настолько диагноз стал всеобщим.

Я обвиняю именно телевидение, а потом и компьютеризацию, digital-media. Радио — тоже сложная штука. Чтобы воспринимать на слух новости или «Беседы у камина» Рузвельта надо напрягаться и концентрироваться. Телевидение стало первым источником информации, не требовавшим никаких усилий по восприятию и анализу.

Картинка заменяет дикторский текст, экшн, частая смена кадров и декораций не дают оторваться, заскучать. В те времена, когда сеть создавалась гиками, Интернет был завален умными текстами. По мере популяризации сети в нее приходили люди далекие от науки и квалифицированного труда. Сейчас большинству юзеров нужно знать насколько всего слов, вроде «porn» или «flashgames», чтобы получить желаемое. Можно мгновенно переключаться с гороскопов на новостную хронику, с хроники на анекдоты, а потом на youtube или «Веселую ферму». Почти как щелкать каналы на TV. Когда я росла, мне приходилось тратить какое-то время и силы на то, чтобы развлечь себя. Игра более-менее подстегивала познавательные импульсы.

Почему Стив Джобс и Билл Гейтс отнимали электронные гаджеты у своих детей? Крис Андерсон, запаролировавший домашние девайсы так, что на них нельзя было работать больше пары часов в день, рассказывал: «Мои дети обвиняют меня и жену в том, что мы фашисты, которые слишком озабочены технологиями.

Они говорят, что ни один из их друзей не имеет подобных ограничений в своей семье. Это потому, что я вижу опасность чрезмерного увлечения интернетом как никто другой. Я видел, с какими проблемами столкнулся я сам, и я не хочу, чтобы эти же проблемы имели мои дети» А ведь это люди, которые, по идее, должны боготворить новые технологии во всех проявлениях.

Будем честны, до сих пор общество не выработало определенной информационной культуры. Наоборот, все становится хуже год от года по мере того, как коммерчески ориентированные структуры захватывают информационное пространство. Отделам рекламы и SMM-маркетинга нужны потребители. А кто еще может стать лучшим потребителем, чем функционально неграмотный человек? Пусть у этих людей низкий доход, но их легион, а из–за низкого IQ они легко поддаются манипуляциям.

Например, подавляющее большинство кредитных должников — люди, которые не в состоянии правильно прочитать банковский договор, прикинуть порядок выплат и рассчитать собственный бюджет.

Нищета порождает нищету. В том числе и в интеллектуальной сфере. Я часто вижу, как молодые родители, чтобы избавиться от ребенка хоть на полчасика, дают ему планшетку с играми. И это в полтора-два года. Лично я начала играть и зависать перед телеком лет в пять-шесть, но к тому моменту у меня в сознании уже были сформированы приемы информационной самозащиты. Я умела отфильтровавать рекламный мусор и критично относиться к любым образам на экране. Я могла сконцентрироваться на чтении одной книги на протяжении долгих часов. А ранний доступ к несущим удовольствие и релаксацию информационным потокам ведет к стремительной деградации и атрофии синтетических функций мышления.

Вы, наверно, заметили, что в мире растет неравенство между бедными и богатыми. Так вот, в скором времени у 10% людей будет не только 90% богатства, но и 90% интеллектуального потенциала. Разрыв увеличивается. Одни люди становятся все умнее, все ловчее оперируют бесконечными потоками информации, а другие превращаются в бессловесный и закредитованный скот. Причем абсолютно по своей воле. Даже пожаловаться некому. Очевидной связи между бедностью и функциональной неграмотностью нет. Гораздо большее значение имеет влияние и воспитание родителей. А также наличие функциональной грамотности у них самих.

Помните старину Луначарского? Он, возможно, открыл лучший рецепт против любого вида неграмотности. На одном собрании какой-то рабочий спросил Анатолия Васильевича: — Товарищ Луначарский, вот вы такой умный. Это ж сколько институтов надо закончить, чтобы таким стать? -Всего три, — ответил он, — Один должен закончить ваш дед, второй — ваш отец, а третий — вы.

www.perunica.ru

Функциональная неграмотность — Альтернативный взгляд Salik.biz

Ученые бьют тревогу: способность понимать тексты, критически оценивать представленную информацию, формулировать гипотезы и выводы демонстрирует только 2% российских учащихся. Ситуация в мире не лучше, причем не только среди школьников. О том, что такое функциональная безграмотность, рассказывает колумнист Дарья Сокологорская.

Новые неграмотные: образование ни при чем

О функциональной неграмотности начали задумываться на Западе где-то в 80-х годах прошлого века. Проблема заключалась в том, что несмотря на повальную грамотность, люди не умнели, а все хуже справлялись с профессиональными обязанностями. Несколько исследований показали, что хотя люди формально умеют читать и писать, они не понимают смысл прочтенной книги или инструкции, не могут написать логически связный текст.


Люди, страдающие функциональной неграмотностью, узнают слова, но не умеют декодировать язык, находить в нем художественный смысл или техническую пользу. Поэтому читатели и зрители из них никудышные — они предпочитают самую грубую и прямолинейную поп-культуру. Некоторые исследователи считают, что функциональная неграмотность хуже даже обычной безграмотности, поскольку указывает на более глубокие нарушения в механизмах мышления, внимания и памяти. Можно взять нигерийского негра, обучить его научным премудростям, и из него выйдет смышленый человек. Потому что в его голове все познавательные и мыслительные процессы протекают адекватно.

Появление функциональной неграмотности в развитых западных странах совпало с первыми ощутимыми шагами данных государств к переходу в информационное общество. Знания и талант быстро ориентироваться в незнакомой среде стали критериями социального роста индивида. В MIT (как вы помните, там учился сам Гордон Фримен), был создан график рыночной стоимости сотрудника в зависимости от продвижения по двум шкалам. Первая — решение рутинных, повторяющихся действий, воспроизведение, простая усидчивость. А второе — умение выполнять сложные операции, не имеющие готового алгоритма. Если человек способен находить новые пути решения задачи, если он может на основе разрозненных данных построить работающую модель, то он является функционально грамотным. Соответственно, функционально неграмотные люди приспособлены только к труду кассиров и дворников, и то под надзором. Они непригодны к эвристической деятельности.

В 1985 году в США подготовили аналитику, из которой выходило, что от 23 до 30 млн. американцев неграмотны полностью вообще, а от 35 до 54 млн. полуграмотны — их читательские навыки и умение писать гораздо ниже, чем это необходимо, чтобы «справиться с ответственностью ежедневной жизни». В 2003 году, доля граждан США, чьи навыки письма и чтения были ниже минимума, составила 43%, то есть уже 121 млн.

Рекламное видео:

В Германии, если верить сенатору по вопросам образования Сандре Шеерес, 7,5 миллионов человек (14% взрослого населения) можно назвать малограмотными. Только в Берлине таких людей живет 320 тысяч.

В 2006 г. отделение британского Министерства образования сообщило, что 47% школьников бросили школу в 16 лет, не достигнув базового уровня в математике, и 42% не в состоянии достигнуть базового уровня английского языка. Ежегодно британские средние школы отправляют в жизнь 100 тысяч функционально неграмотных выпускников.

— Salik.biz

Посмеялись над империалистами? Теперь посмеемся над собой. В 2003 году у нас по школам собирали похожую статистику (по-моему, среди 15-летних). Так, вот достаточными навыками чтения обладали всего 36% школьников. Из них 25% учащихся способны выполнять только задания средней сложности, например, обобщать информацию, расположенную в разных частях текста, соотносить текст со своим жизненным опытом, понимать информацию, заданную в неявном виде. Высокий уровень грамотности чтения: способность понимать сложные тексты, критически оценивать представленную информацию, формулировать гипотезы и выводы продемонстрировали только 2% российских учащихся.

Надо признать, что мы живем в мире функционально неграмотных людей. Я не хочу сказать, что он создан ими, но во многом он создан для них.

Признаки функциональной неграмотности

Функциональная неграмотность, разумеется, формируется не только в детстве. Она может настигнуть и вполне взрослого человека, которого поглотила рутина монотонного существования. Взрослые и старики утрачивают навыки чтения и мышления, если они не требуются им в повседневной жизни. Мы ведь в школе и университете тоже проходим миллион всего. А скажем, химию я вообще не помню, математика — худо-бедно, про историю без википедии под рукой вообще стыдно говорить. К счастью, я пока еще не разучилась организовывать маленькие простые слова в гигантские околонаучные тексты.

Впрочем, это все скучно. Давайте лучше займемся изучением функциональной неграмотности на практике, а именно, вычленим ее главные свойства и признаки.

  1. Функционально неграмотные граждане избегают сложных задач, заранее уверены в провале, не имеют мотивации браться за более трудные задачи, повторяют одни и те же системные ошибки.
  2. Такие люди часто пытаются отмазаться от любых интеллектуальных задач, ссылаясь то на насморк, то на занятость, то на усталость.
  3. Честно признаются, что не любят читать.
  4. Просят других людей объяснить им смысл текста или алгоритм задачи.
  5. Попытки чтения связаны с суровой фрустрацией и нежеланием этого делать. При чтении стремительно возникают психосоматические проблемы: могут разболеться глаза, голова, сразу появляется желание отвлечься на что-нибудь более важное.
  6. Наши функционально безграмотные при чтении часто артикулируют губами или даже озвучивают прочтенное.
  7. Испытывают трудности при выполнении любых инструкций: от упражнений по шейпингу до ремонта ядерного реактора.
  8. Неумение выстраивать и задавать вопросы по прочтенному материалу. Не могут полноценно участвовать в дискуссиях.
  9. Очень заметная разница между понятым на слух и понятым от чтения.
  10. На проблему, вызванную собственным непониманием, реагируют либо выученной беспомощностью, либо наездом на окружающих, так как не до конца понимают, кто же все-таки прав, а кто виноват.

Дополнительная сложность в том, что навык чтения и письма имеет прямую связь с умением производить какой-либо информационный контент. Фактически, отвечает за креативность в сетевом понимании термина.

Массовая деградация

Надо признать, что мы живем в мире функционально неграмотных людей. Я не хочу сказать, что он создан ими, но во многом он создан для них. Я вижу это буквально во всем, все стремится к первозданной, детской простоте и навязчивости. Реклама, Twitter из 140 букв, уровень прессы, уровень литературы. Попробуйте кому-нибудь предложить отрывок из Хайдеггера, Лакана или Томаса Манна. Читать, а уж тем более писать большие, стройные аналитические статьи умеют единицы в процентном соотношении. Я была удивлена, что эта болезнь не обошла в том числе и медиасферу: нормально пишущие журналисты нынче на вес золота и быстро выбиваются в число редакторов. Просто потому, что у них почти нет конкурентов.

Деградация в первую очередь коснулась всех сфер деятельности, так или иначе связанных со словом. И если раньше массу отличал только дурной вкус, то теперь даже эту дрянь ей надо совать на ложечке в виде пережеванного желе без твердых комочков.


«Слишком много букв»

Кстати, в исследовании Literacy in the Adult Client Population — Jones & Bartlett Publishers приводились рекомендации, как писать тексты для функционально неграмотных людей, то есть, практически, для всего B2C-сегмента. Прямо советы по копирайту, поскольку большинство рекламных месседжей оформляются по этим законам. Я с вами поделюсь:

  1. Они гораздо хуже воспринимают абстрактные и обезличенные тексты, чем прямые обращения в духе «ТЫ записался добровольцем?». Надо составлять адресное сообщение, более императивное, более персонализированное. Считается, что это самое важное и эффективное правило работы с безграмотной аудиторией. Вы согласны, ведь так?
  2. Следует использовать слова из повседневного словаря, желательно не больше 3-4 слогов. Не надо всех этих длинных сложносоставных слов на манер немецкого языка. Надо избегать наукообразных слов (все равно им не понять нашего дискурса), технических и медицинских терминов. Желательно избегать слова, допускающие разночтение как по семантике, так и по коннотации. Нельзя использовать наречия типа «скоро», «редко», «часто» — поскольку таким людям важно знать, как скоро и как редко.
  3. Аббревиатуры давать полностью, «и т.д.» заменять на нормальное «и так далее», N.B. на полях вообще не писать. Вводные слова тоже надо исключать, хотя, конечно, жаль.
  4. Разбивать информацию в виде красивых блоков. Побольше абзацев, никакой простыни из текста. Расшифровывать статистику и графы с цифрами такие люди, как правило, не планируют в принципе.
  5. Предложения не должны превышать 20 слов. Заголовки тоже должны быть короткими и емкими.
  6. Хотели разнообразить свой текст синонимами? Не выйдет. Таких читателей появление новых слов только запутывает. И то, что вы в начале текста назвали «машинами», не должно вдруг становиться «автомобилями».
  7. Самая важная информация выносится в лид статьи, в самое начало, поскольку велик риск, что если даже читатель доберется до конца, то вот здоровье и восприятие у него будут уже не те.
  8. Текст надо разбавлять щедрыми пробелами, картиночками, выносками — все ради того, что читателя не отпугнула мрачная стена сплошного текста.
  9. Аккуратнее с картинками. Не должно быть никаких декоративных элементов, иллюстраций, перетягивающих на себя внимание. Между прочим, в социальной рекламе для такой аудитории рекомендуют не использовать, скажем, фотографии курящих беременных женщин или пьяньчужек, лежащих под лавкой. Нужно показывать только то, что вы от аудитории хотите.

Лучше в сети, чем общаться вживую

Каковы причины функциональной неграмотности? Тут ученые расходятся во мнениях, но лично я уверена, что это связано с увеличившимся числом информационных потоков, обрушившихся на человека. Феномен функциональной неграмотности начал формироваться, условно, в 60-70-е, в момент, когда телевидение стало цветным и массово распространенным. Я пару лет назад читала какое-то хорошее исследование из Франции, в котором утверждалось, что дети от года до трех, проводящие перед телевизором больше нескольких часов в день, утрачивали часть когнитивных функций.

Я спрашивала знакомых педагогов и педиатров, они в один голос говорят, что дети, рожденные после 2000 года, поголовно страдают от СДВГ, не умеют ни учиться, ни концентрироваться, ни читать. Одновременно с этим наблюдается рост социальной дезадаптации. Детям намного удобнее и привычнее переписывать друг с другом в сети, чем общаться вживую. В Японии уже сформировалась культура геймеров и хикки, не покидающих собственную комнату. Нас это тоже ожидает.

Понимаю, звучит несколько диковинно, что дети одновременно не умеют толком работать с текстами и прозябают в соцсетях, где на тексте все и строится. Но посмотрите лучше на уровень их сообщений. В сети контент генерируют несколько энтузиастов, да сотня-другая коммерческих брендов — остальное сплошной репост. При этом неважно, что репостит человек: котиков или пост про Бодрийяра, это в равно степени может свидетельствовать о функциональной неграмотности. Не зря же новое поколение сразу прозвали «убивающим раком».

Всеобщая грамотность обнажила тот факт, что школьное обучение не всегда дает на выходе компетентных людей. Однако только с распространением новых каналов коммуникации проблему стало невозможно игнорировать. И если сорок лет назад ученые искали способ бороться с функциональной неграмотностью, то теперь они ищут пути взаимодействия с ней. Настолько диагноз стал всеобщим.

Я обвиняю именно телевидение, а потом и компьютеризацию, digital-media. Радио — тоже сложная штука. Чтобы воспринимать на слух новости или «Беседы у камина» Рузвельта надо напрягаться и концентрироваться. Телевидение стало первым источником информации, не требовавшим никаких усилий по восприятию и анализу. Картинка заменяет дикторский текст, экшн, частая смена кадров и декораций не дают оторваться, заскучать.

В те времена, когда сеть создавалась гиками, Интернет был завален умными текстами. По мере популяризации сети в нее приходили люди далекие от науки и квалифицированного труда. Сейчас большинству юзеров нужно знать насколько всего слов, вроде «porn» или «flashgames», чтобы получить желаемое. Можно мгновенно переключаться с гороскопов на новостную хронику, с хроники на анекдоты, а потом на YouTube или «Веселую ферму». Почти как щелкать каналы на TV. Когда я росла, мне приходилось тратить какое-то время и силы на то, чтобы развлечь себя. Игра более-менее подстегивала познавательные импульсы.

Почему Стив Джобс и Билл Гейтс отнимали электронные гаджеты у своих детей? Крис Андерсон, запаролировавший домашние девайсы так, что на них нельзя было работать больше пары часов в день, рассказывал: «Мои дети обвиняют меня и жену в том, что мы — фашисты, которые слишком озабочены технологиями. Они говорят, что ни один из их друзей не имеет подобных ограничений в своей семье. Это потому, что я вижу опасность чрезмерного увлечения интернетом как никто другой. Я видел, с какими проблемами столкнулся я сам, и я не хочу, чтобы эти же проблемы имели мои дети».

А ведь это люди, которые, по идее, должны боготворить новые технологии во всех проявлениях.

Отделам рекламы и SMM-маркетинга нужны потребители. А кто еще может стать лучшим потребителем, чем функционально неграмотный человек? Пусть у этих людей низкий доход, но их легион, а из–за низкого IQ они легко поддаются манипуляциям.

Будем честны, до сих пор общество не выработало определенной информационной культуры. Наоборот, все становится хуже год от года по мере того, как коммерчески ориентированные структуры захватывают информационное пространство. Отделам рекламы и SMM-маркетинга нужны потребители. А кто еще может стать лучшим потребителем, чем функционально неграмотный человек? Пусть у этих людей низкий доход, но их легион, а из-за низкого IQ они легко поддаются манипуляциям. Например, подавляющее большинство кредитных должников — люди, которые не в состоянии правильно прочитать банковский договор, прикинуть порядок выплат и рассчитать собственный бюджет.

«Нищета порождает нищету»

Нищета порождает нищету. В том числе и в интеллектуальной сфере. Я часто вижу, как молодые родители, чтобы избавиться от ребенка хоть на полчасика, дают ему планшетку с играми. И это в полтора-два года. Лично я начала играть и зависать перед телеком лет в пять-шесть, но к тому моменту у меня в сознании уже были сформированы приемы информационной самозащиты. Я умела отфильтровавать рекламный мусор и критично относиться к любым образам на экране. Я могла сконцентрироваться на чтении одной книги на протяжении долгих часов. А ранний доступ к несущим удовольствие и релаксацию информационным потокам ведет к стремительной деградации и атрофии синтетических функций мышления.

Вы, наверно, заметили, что в мире растет неравенство между бедными и богатыми. Так вот, в скором времени у 10% людей будет не только 90% богатства, но и 90% интеллектуального потенциала. Разрыв увеличивается. Одни люди становятся все умнее, все ловчее оперируют бесконечными потоками информации, а другие превращаются в бессловесный и закредитованный скот. Причем абсолютно по своей воле. Даже пожаловаться некому. Очевидной связи между бедностью и функциональной неграмотностью нет. Гораздо большее значение имеет влияние и воспитание родителей. А также наличие функциональной грамотности у них самих.


Помните старину Луначарского? Он, возможно, открыл лучший рецепт против любого вида неграмотности. На одном собрании какой-то рабочий спросил Анатолия Васильевича:

— Товарищ Луначарский, вот вы такой умный. Это ж сколько институтов надо закончить, чтобы таким стать?

— Всего три, — ответил он, — Один должен закончить ваш дед, второй — ваш отец, а третий — вы.

salik.biz

Нас ждет новая неграмотность?

ФОТО Getty Images 

Неграмотность означает неумение читать и писать. Редкость? Но большинство из нас не поймет ни слова, если к нам обратятся на тамильском языке, и не прочтет математическую формулу, которая выходит за пределы школьной программы.

А для некоторых из нас любые тексты как высшая математика. «Мне трудно заполнять официальные бланки, – признается 29-летняя Елена, сотрудница клининговой фирмы, – я чувствую, что пишу неправильно, а как правильно, не понимаю». «Функциональная неграмотность – это неумение комплексно пользоваться навыками чтения, счета и письма, – дает определение психиатр Григорий Горшунин, – неспособность встраивать их в свое социальное поведение, получать преимущества за счет усвоения новой информации».

Степень функциональной неграмотности бывает разной, и не у всех она вызывает тревогу. «К выпускному классу я заработал на машину и на ней приезжал в школу, – рассказывает 38-летний Дмитрий, предприниматель. – Я не видел причины учиться. Сейчас об этом иногда жалею. Но все, что нужно, я просто диктую секретарю, и проблем не возникает».

Слишком много букв

«Я честно прочел школьную программу, но с тех пор ни о какой художественной литературе слышать не могу, – признается 32-летний Виктор. – Недавно взял в книжном магазине роман современного писателя, заглянул и тут же поставил обратно на полку. «Много букаф, ниасилил», как пишут в интернете». Неужели можно разучиться читать? Оказывается, еще как можно! Это не то что ездить на велосипеде.

«Когнитивные, то есть познавательные, навыки отличаются от моторных, – объясняет когнитивный психолог Мария Фаликман. – Моторным навыком достаточно овладеть один раз, и он сохранится на всю жизнь. А вот с игрой на фортепьяно так уже не получится, потому что в ней задействованы не только моторные, но и когнитивные навыки. Чисто когнитивные навыки утрачиваются еще быстрее».

«Длинные предложения подросткам непонятны и не нужны в век лайков и смайликов»

«После изучения творчества Пушкина я предложила девятому классу написать любовное письмо и получила примерно такие ответы: «Привет, давай встретимся в 16.00 в центре станции «Новокузнецкая», – сокрушается учитель литературы Пироговской школы в Москве Ирина Василькова. – Длинные предложения им непонятны и не нужны в век лайков и смайликов. Даже учебник читать сегодняшним детям трудно, в заданном на дом параграфе им не удается найти ответ на вопрос».

Зоны риска

Естественно предположить, что функциональная неграмотность грозит выходцам из малообеспеченных семей. 60% взрослых в исправительных учреждениях США читают на уровне ниже четвертого класса. 43% взрослых с минимальным уровнем грамотности живут за чертой бедности1. Но под ударом оказываются не только малоимущие.

«Любопытно, что четыре сына Джона Рокфеллера-младшего… стали функционально неграмотными, поскольку их учили читать в экспериментальной школе Линкольна, – утверждал писатель и педагог Сэмюэл Блуменфельд (Samuel Blumenfeld)2. – Но их не называли функционально неграмотными. Их называли «дислексиками», изысканное слово для того же самого состояния».

Мария Фаликман с этим не согласна, по ее мнению, дислексия и функциональная неграмотность – разные вещи: «Дислексия – неврологический диагноз. У людей с дислексией наблюдаются нарушения в функциональной организации мозга». И хотя для наблюдателя проявления дислексии и функциональной неграмотности выглядят одинаково, вторая, в отличие от первой, «излечивается» без терапии, путем обучения.

читайте досье

(Не)критическое отношение к информации

К сложному – от простого

«Я решила прочесть умную книжку, чтобы меня перестали считать хорошенькой дурочкой, – рассказывает 23-летняя фотомодель Зинаида. – Но я заметила, что читаю одну и ту же страницу раз за разом и все равно ничего не понимаю!» В обучении важно соблюдать принцип «от простого к сложному», напоминает Мария Фаликман: «Нет смысла сразу браться за большие тексты. Начинать лучше с небольших фрагментов, может быть, даже с предложений, затем переходить к рассказам и так, по- этапно, продвигаться к более сложным уровням». Но чтобы понимать смысл текста, мало умения читать и способности обдумывать прочитанное, нужна еще и культурная грамотность.

30% учащихся функционально неграмотны

Около 30% учащихся не могут выделить главную мысль в тексте, найти заданную информацию, не понимают связности событий. Россия заняла 27-е место по уровню грамотности в этом исследовании3.

В развитых странах удовлетворительную грамотность демонстрируют 60% учащихся, в России – лишь 43%. Схожие показатели у Польши, Греции, Латвии, Мексики. Доля россиян, которые никогда не читают книг, составляет 46%; 36% читают от случая к случаю4.

Культурный фон

У носителей одной культуры есть общий язык. Речь не только о лексике и грамматике, а об ассоциациях, кодах, мемах. «Слова, которые мы произносим, читаем или пишем, – верхушка айсберга коммуникации, – убежден культуролог Эрик Хирш (Eric Hirsch), создатель теории культурной грамотности. – Чтобы хорошо читать, необходимо многое знать. Если вы знаете о прудах, о дроздах, проводах и плодах, у вас больше способностей к чтению, чем если вы знаете только о дроздах»5. Для понимания прочитанного нам нужно распознавать информацию, которая заложена в тексте, но не представлена буквально. Это фоновое знание: то, что «и так понятно» и не требует разъяснений. Так, нам известно, кто такой Пушкин или что ноги хоббитов покрыты шерстью. А вот кто такие Грант и Ли, мы можем и не знать – это часть американской культурной грамотности, но не российской.

Фоновые знания помогают нам учиться, ведь обучение – это соотнесение нового с уже известным. Поэтому те, кто много знает, изучают новое быстрее и легче тех, кто знает мало.

В шутку или всерьез?

Недоразумения не всегда связаны с неграмотностью. «Мы чуть не расстались! А виноват в этом журнал Maxim!» – жалуется 35-летний Николай. Он прочел в статье рекомендацию: когда девушка делает минет, держите ее за уши. И поступил, как советовал любимый журнал. Подруга очень рассердилась, грозилась уйти. «Я сказал, что я тут ни при чем, там так было написано. А она все твердила: как можно не понимать, что это шутка! – рассказывает Николай. – Но как я мог об этом догадаться, ведь смайликов там не было?!»

Дело в том, что Николай неверно выстроил контекст. «Это не неграмотность как таковая, – считает Мария Фалиман, – а проблема понимания контекста, иронии и юмора. Здесь есть большие индивидуальные различия. И даже один и тот же человек в разное время может быть более или менее склонен к восприятию юмора». Юмористический эффект строится на том, что смысл высказывания меняется в зависимости от контекста. Открывая эти смыслы, мы получаем интеллектуальное удовольствие.

Но если мы не подозреваем о существовании дополнительных возможностей прочтения или, например, слишком устали, чтобы о них задумываться, мы прочитываем сообщение только на буквальном уровне.

Не все ошибки связаны с недостатком информации. Иногда нам мешает ее избыток

Не все ошибки связаны с недостатком информации. Иногда нам мешает ее избыток. Многим кажется, что звездные пары расстаются чаще, чем обычные люди. Но статистика этого не подтверждает. Откуда же такое впечатление? Потому что о разводах звезд сообщают гораздо чаще, чем о семейных неурядицах почтальонов.

Наука XX века считала человека существом рациональным, а ошибки объясняла влиянием эмоций (страха, привязанности, ненависти…). Лауреат Нобелевской премии психолог Даниэль Канеман поставил под сомнение это допущение. Он исследовал ошибки мышления и обнаружил, что они обусловлены самим механизмом мышления. Например, он предлагал задачу: 600 человек заболели опасной болезнью. Стоит ли закупать лекарство, если 400 человек все равно погибнут? Большинство отвечает «нет». Но когда вопрос сформулирован иначе: «лекарство спасет 200 человек», то ответ обычно «да», хотя ситуация не изменилась6. «В эти ловушки попадают все, включая специалистов по формальной логике», – замечает Мария Фаликман.

Ограниченные ресурсы

Вдобавок к этому объем нашего внимания ограничен: если мы заняты чем-то, то можем не заметить очевидного. Помните «Невидимую гориллу»? В ходе этого эксперимента зрители смотрели ролик с участием баскетболистов в белых и черных футболках и считали количество передач, сделанных командой в белом. В середине ролика на 9 секунд в кадре появлялся человек в костюме гориллы, пересекал площадку, стучал себя по груди и уходил. Ролик видели тысячи зрителей, но половина из них не заметили ничего необычного и поначалу не могли поверить, что пропустили «гориллу». Так что мы не только можем быть слепы к очевидному, но и не осознаем собственной слепоты.

«Все, что занимает место в оперативной памяти, уменьшает способность думать», – утверждает Даниэль Канеман. По этой причине поток информации, который мы ежедневно получаем из СМИ и интернета, «уменьшает активность головного мозга, которая необходима для осмысленного принятия решений», – считает нейролингвист Татьяна Черниговская. Можно предположить, что одна из причин функциональной неграмотности – информационная среда обитания.

Клиповое сознание

В 90-е годы заговорили о клиповом мышлении, а иногда даже о «клиповой культуре», которая станет частью информационной картины будущего. Она не требует воображения и осмысления, зато требует постоянной перезагрузки и обновления. «Нас осаждают и ослепляют противоречивыми и не относящимися к нам фрагментами образного ряда, которые выбивают почву из-под ног наших старых идей, обстреливают нас разорванными, лишенными смысла «клипами», мгновенными кадрами» – так описывает ее футуролог Элвин Тоффлер (Alvin Toffler)8.

«Все, что занимает место в оперативной памяти, снижает способность думать»

Татьяна Черниговская оценивает эту тенденцию как однозначно негативную: «Новый виток в развитии человечества если и есть, то вниз. Мир, в котором мы живем, не такой, как во все предыдущие тысячелетия. Количество тех, кому трудно писать и читать, исчисляется миллионами! Нужно читать больше серьезных книг, которые и делают нас людьми».

Реакция на перегрузку

Но что, если клиповое сознание – защитная реакция организма на информационную перегрузку? «Неизбежная реакция, – уточняет Григорий Горшунин, – потому что нам требуется понять, в чем суть дела, в ситуации дефицита времени, сил, энергии». Начиная с 1990 года объем информации удваивается ежегодно9. В этой ситуации «те, кто много работает, отслеживают новости и профессиональную литературу, но у них редко бывает время прочесть роман», – замечает психиатр.

Ситуация парадоксальная: клиповое мышление помогает нам быстро извлекать информацию из однородного потока, но это поток визуальный, а не текстовый, и те, кто в нем пребывает с детства, теряют способность критически мыслить. «Родители жалуются на нечитающих детей, – замечает Григорий Горшунин, – но ведь они сами усаживают ребенка перед телевизором или дают ему гаджет, чтобы иметь возможность отдохнуть. Главная опасность новой неграмотности не в том, что кто-то предпочтет видео тексту, а в том, что у нас не будет стратегии отбора информации, мы не сможем оценить, что нужно именно нам».

Впрочем, если вы, дорогой читатель, смогли дочитать этот текст до конца, вам не о чем беспокоиться: с функциональной грамотностью у вас все в порядке!

1 Данные Национального центра статистики в области образования США (National Center for Educational Statistics).

2 S. Blumenfeld «What Is Functional Illiteracy?», New American, 07.12. 2012.

3 Programm for International Student Assesment (pisa.oecd.org).

4 «Общественное мнение 2008» (Ежегодник аналитического центра Юрия Левады, 2008).

5 E. Hirsch, Jr., et al. «Cultural Literacy» (Boston, 2002)

6 Д. Канеман «Думай медленно, решай быстро» (АСТ, 2013).

7 C. Johnson «The Information Diet: A Case for Conscious Consumption» (O’Reilly Media, 2012).

8 Э. Тоффлер «Шок будущего» (АСТ, 2002).

9 Statistical Abstract of the United States, 1999.

Читайте также

www.psychologies.ru

Разное

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *